Нужны ли Росатому
новые бизнесы?


Текст: Юлия ГИЛЕВА, Анна ЕРМИЛОВА

В течение всего прошлого года мы из номера в номер разбирали примеры удачного продвижения предприятиями Росатома новых, нетрадиционных для них направлений бизнеса. Такое внимание не случайно: уже сегодня доля выручки госкорпорации от новых бизнесов составляет пятую часть, или около 20%, от общего объема, а в перспективе, к 2030 году, планируется увеличить их вклад до 30%.

Фото: РИА Новости, Страна Росатом, Атомэнергомаш, Lagerway.com

Между тем деятельность предприятий Росатома, прежде всего входящих в ЯОК, на «нетрадиционных» гражданских рынках ведется (и часто не от хорошей жизни) уже не один десяток лет. Но только сейчас из Золушки, которую снисходительно именовали «прочей продукцией», она трансформировалась в приоритетное направление развития.

Еще в начале 1990-х годов, в эпоху перемен, Минатом активно включился в процесс конверсии оборонных предприятий СССР. В то время при общей стагнации отечественной экономики ставилась задача максимально использовать научно-технологический и производственный потенциал организаций ядерного оружейного комплекса.

Идея программы конверсии Советского Союза заключалась в том, чтобы переориентировать оборонные предприятия на гражданский сектор, задействовать их, насколько это возможно, в выпуске «мирной» продукции, подпитав таким образом и сохранив высококвалифицированные кадры и технологии. Предприятия ЯОК стали производить для нужд гражданских отраслей и на экспорт молибден, вольфрам, золото, бериллий, литий, цирконий, редкоземельные металлы и их соединения. На мощностях серийных заводов было налажено производство товаров массового потребления, вплоть до оборудования по переработке молока и автомобильных прицепов.

А в 2000-х начался «ядерный ренессанс». Были приняты программы развития атомной отрасли. Постепенно необходимость в поддержании конверсионных производств отпала, и они стали повсеместно сворачиваться. Отказ от выпуска «гражданской» продукции и возврат к традиционной профильной деятельности многие организации отрасли восприняли с облегчением. Образцы конверсионной продукции заняли места в музеях предприятий, как напоминание о нелегком историческом периоде, который удалось пережить.

На первый взгляд, сегодняшний курс на развитие новых бизнесов в Росатоме во многом напоминает советскую программу конверсии. Однако есть важное отличие. Новые бизнесы сегодня — часть долгосрочной стратегии госкорпорации, направленной на диверсификацию с целью наращивания выручки и портфеля заказов. По этой причине переждать, как во времена перестройки, «увлечение» руководства отрасли новыми бизнесами не получится. Топ-менеджмент Росатома рассматривает политику развития новых бизнесов как необходимое условие выживания госкорпорации с учетом вызовов времени.

На основании сформированных оценок зафиксирован показатель — 30 % выручки отрасль к 2030 году должна получать именно от новых бизнесов. К этому времени Росатом рассчитывает перерасти статус компании атомной промышленности и превратиться в глобальную технологическую корпорацию.

Подходы к достижению поставленной стратегической цели разъяснил первый заместитель гендиректора Кирилл Комаров: «Успешное развитие невозможно без достаточного финансирования инновационной деятельности. Технологический лидер должен постоянно вкладывать средства в новые разработки. Средний уровень затрат на исследования мировых технологических лидеров, сопоставимых с Росатомом по масштабу и диверсифицированности деятельности (Samsung, Siemens, Airbus), составляет 5–7 % от выручки (расчет по стандарту учета IFRS. — Прим. ред.)».
Справка
Есть различия в учете расходов на НИОКР в финансовой отчетности, подготовленной по стандартам РСБУ и по международным стандартам IFRS (МСФО). Затраты на исследования и разработки включают заработную плату, стоимость материалов и услуг, амортизацию основных средств, патентов и лицензий, накладные расходы (кроме общих административных затрат).

Сбытовые затраты сюда не включаются. По стандарту IFRS расходы на исследования списываются на затраты по мере осуществления, затраты на разработки капитализируются после установления технической и экономической целесообразности.
Росатом поставил перед собой цель — 4,5 % от выручки должны идти на НИОКР. Эта цель была достигнута к 2014 году. Тут важнее не процент, а абсолютное значение, то есть конкретная сумма, которая зависит от объема выручки. Стало быть, для обеспечения возможности вкладывать значительные средства в НИОКР нужно существенно наращивать выручку.

Не секрет, что один из основных источников выручки — деятельность, связанная со строительством и эксплуатацией энергоблоков АЭС.
Вместе с тем этот традиционный рынок, во‑первых, ограничен по масштабу, во‑вторых, имеет длительный жизненный цикл. Срок строительства АЭС сегодня — не меньше семи лет, а чаще всего — 10 лет.

Есть еще ряд факторов, которые говорят в пользу развития новых направлений деятельности. Государственный заказ и бюджетное финансирование неминуемо будут сокращаться. Необходимое повышение уровня автоматизации и производительности труда приведут к сокращению числа рабочих мест на действующих производствах. Скомпенсировать эти тенденции позволят только появление новых направлений и интенсивный рост объемов производства.

Что подразумевается под новыми продуктами?
Общий подход руководства госкорпорации заключается в следующем: заниматься тем, что совсем далеко от ядра традиционного бизнеса, неэффективно. Необходимо опираться либо на использование имеющихся компетенций на новых для себя рынках, либо на развитие новых компетенций на тех рынках, на которых Росатом уже присутствует.

Госкорпорация сформулировала для себя пять составляющих, которые определяют принятие решения в пользу развития того или иного нового направления. Если какого-то из элементов нет внутри отрасли — должно быть понимание, как его приобрести.

Определены также приоритетные направления развития с точки зрения глобальных технологических трендов. Они продиктованы, с одной стороны, профилем самого Росатома (за период существования атомной отрасли сформировалось огромное количество технологических заделов в самых разных областях), а с другой стороны — позицией государства, зафиксированной в национальной стратегии. Это технологии, которые могут внести значимый вклад в обеспечение национальной безопасности во всех ее аспектах, повышение качества жизни людей, развитие отраслей нового технологического уклада.
Доля новых бизнесов в выручке Росатома

Пять элементов:
  • наличие технологии,
  • наличие производства,
  • подготовленные специалисты,
  • навык работы на рынке,
  • административный ресурс (потенциал влияния).

Приоритеты:
  • альтернативная энергетика,
  • накопители энергии и сверхпроводимость,
  • аддитивные технологии,
  • ядерная медицина и технологии обработки продукции,
  • искусственный интеллект и робототехника,
  • чистая вода (опреснение, водоподготовка и водоочистка).

Порошки и 3D-принтеры
Остановимся на отдельных направлениях. Аддитивные технологии — это уже реальный фактор конкурентоспособности в мире. До недавнего времени в сегменте металлической печати у российских разработчиков практически не было собственных компетенций.

На внутреннем рынке 3D-оборудования присутствовали только импортные производители, такие как EOS, Concept Laser, SLM-Solutions, 3D Systems. А поскольку каждый из этих производителей гарантирует качество конечной продукции только при условии использования определенного исходного, как правило своего, сырья, металлические порошки также имели импортное происхождение.

Санкции и ослабление национальной валюты привели к удорожанию как самого 3D-оборудования импортного производства, так и обслуживания уже имеющегося парка, сопровождаемого проблемами с поставками сырья, в частности, порошка из титановых сплавов. Это подтолкнуло российских потребителей и производителей к активным действиям.

ЦНИИТМАШ,
3D-принтер
Росатом в начале 2016 года совместно с вузами приступил к разработке металлического мультипорошкового 3D-принтера нового поколения, опережающего по техническим характеристикам мировые аналоги. Планируется, что в конце 2017 года эта разработка, подразумевающая изготовление опытного образца, будет завершена, а в 2018 году будет организовано серийное производство 3D-принтера на одной из производственных площадок Топливной компании «ТВЭЛ».

В перспективе — поставки серийно изготавливаемого принтера как отечественным потребителям, так и на зарубежные рынки. Это позволит Росатому создать новое импортозамещающее производство с высокотехнологичными рабочими местами, соответствовать в технологическом плане мировому уровню и, более того, быть в числе «законодателей мод».

Росатом надеется, что за два года российские конструкторы смогут полностью овладеть соответствующей технологией и начнут повсеместно применять ее в своих разработках; это позволит существенно сократить время макетирования и изготовления новых продуктов и перейти к цифровому производству.


Цифровое будущее
Еще одно перспективное направление деятельности Росатома связано с сопровождением проектов капстроительства. Его ядро — технология управления жизненным циклом сложного инженерного объекта — Multi-D®.
Работу над ней НИАЭП начал в 2006–2007 годах. Сегодня система практически сформирована, доросла до цифровой платформы управления жизненным циклом объекта. Эффект от управления объектом с использованием этой платформы имеет и практические результаты, и международную оценку. Именно с помощью Multi-D® для 3-го блока Ростовской АЭС удалось получить экономию в $40 млн США, добиться сокращения сроков его строительства на три месяца.

Во всех новых проектах Росатом уже применяет полноценный набор инструментов управления на базе Multi-D® платформы. Это существенно повышает прозрачность при контроле хода проектов строительства как со стороны подрядчика, так и со стороны заказчика и регулирующих органов.

Разработчики утверждают: платформа Multi-D® эффективна и может быть тиражирована для нужд других отраслей. Существенно и то, что Multi-D® полностью встраивается в контур Национальной технологической инициативы (НТИ) по направлению TechNet и отражает практическую реализацию ее целей и задач. Центр консолидации этого технологического решения — ИК «АСЭ».
Национальная технологическая инициатива (НТИ)
НТИ — это долгосрочная государственная программа, направленная на создание условий для лидерства российских компаний на высокотехнологичных рынках, которые будут определять структуру мировой экономики в ближайшие 15‒20 лет.

Разработка НТИ началась по поручению президента РФ В. В. Путина в 2014 году. К работе над этой программой привлечены Агентство стратегических инициатив, РАН, ведущие университеты страны, деловые объединения предпринимателей.

Основные документы НТИ — дорожные карты по отдельным рынкам. Для развития в рамках НТИ отобраны девять рынков: воздушный транспорт (AeroNe); автомобильный транспорт (AutoNet); энергетика (EnergyNet); финансы (FinNet); пища (FoodNet); медицина (HealthNet); морской транспорт (MariNet); нейрокоммуникации (NeuroNet); безопасность (SafeNet).
Чистая энергетика
Приоритетным для Росатома направлением развития является и «чистая» энергетика, способная обеспечить переход к модели экологически устойчивого развития.

По прогнозам экспертов, к 2040 году выработка электроэнергии на основе углеводородных видов топлива снизится с 70 % до 56 % за счет замещения их возобновляемыми источниками (ВИЭ), которые составят до 60 % от новых энергетических мощностей.

До недавнего времени в России отсутствовали технологии и производственные мощности для создания и коммерциализации конечного продукта такого типа. Соответственно, реализация столь амбициозного проекта требует не только существенных инвестиций, но и трансфера необходимых технологий.

В 2016 году Росатом утвердил стратегию по направлению «ветроэнергетика». Решение о начале нового бизнеса в ветроэнергетике — важный стратегический шаг, означающий диверсификацию низкоуглеродных технологий.

Оценка российского рынка ветроэнергетики такова: к 2024 году его объем составит 3,6 ГВт с годовым оборотом $1,6 млрд. Достижение этих показателей будет сопровождаться на внутреннем рынке устойчивым спросом на ветроэнергетику и, как следствие, — на производство ВЭУ, ветропарков, необходимой инфраструктуры, а также техподдержку, что до 2024 года составит $6,3 млрд.
Уже в 2016 году госкорпорация сделала ряд практических шагов в развитии рассматриваемого направления. В конце прошлого года Росатом определился с выбором технологического партнера — голландской компании «Лагервей», имеющей сорокалетний опыт в проектировании и производстве ветроустановок и готовой передать нам технологии, необходимые для организации такого производства в России.

Кроме того, Росатом выиграл конкурс на строительство в южных регионах России трех ветроэнергостанций общей мощностью 610 МВт; объем инвестиций в этот проект составит более 1 млрд евро.

Первый ветропарк на 150 МВт предстоит ввести в эксплуатацию уже в 2018 году. В эти же сроки необходимо проработать площадки под следующие ветроэлектростанции в Краснодарском крае общей мощностью 410 МВт.

Для изготовления необходимого оборудования будут максимально использованы машиностроительные мощности Росатома, что позволит обеспечить требуемый уровень локализации производства ветроустановок в 2018 году — не менее 55 %, а с 2019 года — свыше 65 %.

В конце февраля Росатом по итогам закупки финансовых услуг выбрал Газпромбанк в качестве кредитора и финансового оператора проекта госкорпорации в области строительства ветропарков. В 2017–2020 годах банк предоставит вновь созданной для реализации проекта компании АО «ВетроОГК» средства общим объемом 64,6 млрд руб.
Еще одно «зеленое» направление энергетического бизнеса Росатома — проекты в области малой гидроэнергетики. В рамках реализации стратегических целей по развитию новых бизнес-направлений в декабре 2016 года венгерское предприятие, входящее в АО «Атомэнергомаш»— GANZ EEM (г. Будапешт, Венгрия), — подписало первый коммерческий контракт на поставку пилотной установки контейнерной мини-ГЭС мощностью 0,9 МВт для размещения на территории Грузии.

По условиям контракта, по факту поставки пилотной установки мини-ГЭС должна в течение тестовых 180 дней подтвердить заявленные производственно-технические показатели. По результатам испытаний и после подтверждения технических параметров контракт с GANZ EEM предполагает поставку дополнительных установок различной мощности в диапазоне 0,9–1,2 МВт.
Ядерная медицина
Росатом не первый год предпринимает усилия по освоению рынка ядерной медицины. Высокотехнологичное здравоохранение прекрасно вписывается в государственную стратегию.

Сегодня в мире технологии ядерной медицины все чаще применяются при диагностике онкологических, кардиологических и неврологических заболеваний и играют огромную роль в лечении рака. В развитых странах доля онкологических больных, получающих лечение с помощью методов ядерной медицины, достигает 70 %, что позволяет добиться существенного увеличения эффективности лечения. В России доля таких больных пока не превышает 15–20%.

Росатом консолидировал свои ресурсы в области ядерной медицины, объединив разрозненные активности различных дивизионов, и готов активно содействовать обеспечению граждан доступными услугами ядерной медицины, оснащению ее необходимыми объектами инфраструктуры, диагностическими, терапевтическими центрами и радиофармпрепаратами.

С этой целью была создана отдельная структура — Rusatom Healthcare, призванная объединить усилия всех предприятий контура, выпускающих медицинскую продукцию, и задать вектор дальнейшему развитию бизнеса госкорпорации в области ядерной медицины. Компания будет работать над тем, чтобы ликвидировать отставание России от развитых стран в области инфраструктуры ЯМ, создавая новые конкурентоспособные образцы отечественного оборудования, новые объекты — центры ЯМ и тем самым сделает услуги ЯМ доступными для жителей страны.

Пока сложно оценить, насколько прибыльным для Росатома может оказаться этот вид бизнеса. Многое будет зависеть от госполитики, механизмов поддержки на уровне медицинского страхования. Создание полноценного центра ядерной медицины стоит сотни миллионов рублей, и для обеспечения эффективности его работы требуется тесное взаимодействие с медицинскими учреждениями, формирование пациентопотока и включение данных услуг в ОМС для жителей региона. Необходимы различные формы государственно-частного партнерства, с помощью которых можно подобрать наиболее выгодное решение для каждого конкретного региона.
Пример
Обследование пациента с использованием
позитронно-эмиссионного томографа (ПЭТ)
в медицинском центре ДВФУ во Владивостоке.
Проект создания Центра ядерной медицины с научно-исследовательским блоком в Приморском крае предполагает поэтапную реализацию задач по проектированию Центра, его строительству и оснащению оборудованием, а также последующее лицензирование необходимых видов деятельности.

В части научно-исследовательского направления предполагается сотрудничество с ФГАОУ ВПО ДВФУ. Ключевые особенности Центра: оснащение циклотронным комплексом с энергией 10‒12 МэВ в качестве основного технологического оборудования для производства изотопов в медицинских и научно-исследовательских целях; создание в составе Центра научно-исследовательского блока для организации и проведения исследований в области ядерной физики и ядерной медицины. Центр будет обеспечивать до 20 тыс. пациентов из ДВФО, других регионов России, жителей АТР.

Атом для мира
Во всем мире активно развиваются технологии экологически чистого агрохозяйства, ведутся разработка и внедрение технологий и методов обеспечения защиты растений, хранения, переработки, создания качественных и безопасных продуктов питания.

Несмотря на развитие методов фитосанитарной обработки пищевой продукции, стерилизации медицинских изделий, в мировой практике до сих пор остается ряд нерешенных проблем.
Так, по данным экспертных организаций, доля потерь продукции в мировой пищевой промышленности составляет 30 % от объема производства. Другая важная проблема — заражение внутрибольничными инфекциями. Согласно статистике ВОЗ, каждый десятый пациент страдает от инфекций, которые вызваны, в числе прочего, нарушением режима стерильности медицинских изделий. Применение инновационных технологий обработки продукции (электронно-лучевой и гамма-обработки) позволит решить данные проблемы, а также заметно повысить качество и безопасность конечного продукта.

Заражение внутрибольничными инфекциями в результате нарушения стерильности медицинских инструментов приводит к увеличению длительности лечения в 2–3 раза, что ежегодно наносит ущерб экономике России в размере 5 млрд рублей. Сегодня для обеспечения безопасности медицинских изделий преимущественно используются три метода стерилизации: паровая, газовая и обработка электронами, причем преобладают два первых метода, которые, как показывает статистика, малоэффективны. Расширение применения электронно-лучевой обработки станет главным фактором повышения качества стерилизации, позволит исключить риск повторного заражения медицинских изделий.

Еще одна важная сфера применения электронно-лучевой и гамма-обработки — обеспечение безопасности и сохранности пищевой продукции. Известно, что микробиологическое заражение продуктов ведет к снижению срока их сохранности и повышению риска для здоровья человека. Обработка ускоренными электронами или гамма-квантами позволяет обезвреживать опасные патогены, которые находятся настолько глубоко в структуре пищевых продуктов, что другие методы оказываются неэффективными.

Технологии электронно-лучевой и гамма-обработки применяются также для модификации свойств материалов. Использование инновационных технологий обработки позволяет улучшить эксплуатационные характеристики: увеличить прочность каучука, снизить толщину резиновых компонентов, получить композитные материалы, а также снизить долю брака продукции и объемы отходов производства.

Уже упомянутая Rusatom Healthcare выступит поставщиком решений на базе электронно-лучевой и гамма-обработки для медицины и промышленности; эти решения Росатом уже предлагает своим зарубежным партнерам. В частности, в активе госкорпорации поставка технологических решений и оборудования для стерилизации медицинских изделий и фитосанитарной обработки пищевой продукции в такие страны, как Бангладеш, Вьетнам.

В 2016 году в России (г. Лыткарино) был открыт центр стерилизации медицинских изделий «Стерион» с использованием электронного ускорителя. В 2016 году подписано соглашение по развитию с участием Росатома сети интегрированных центров радиационной стерилизации в Индии.

Сравнение технологических характеристик ускорителей и комплексов показывает, что они не уступают лучшим зарубежным образцам, а по ряду параметров их превосходят. Причем стоимость отечественного оборудования существенно ниже, особенно с учетом затрат на транспортировку, таможенных пошлин, эксплуатационных расходов в течение всего жизненного цикла изделий. Росатом рассчитывает на помощь государства в продвижении экспортной продукции предприятий отрасли на мировом рынке.
Менять и изменяться
Мы рассказали далеко не обо всех видах бизнеса, которые интересны Росатому и совпадают с государственными приоритетами. Но, как метко заметил первый заместитель главы госкорпорации К. Комаров, выступая на пленарной сессии форума NDExpо, «социализм нельзя построить в одной отдельно взятой стране, и новые продукты нельзя вырастить в стерильных условиях».

Отметил — и снова заговорил о господдержке. Правда, если лет 10 назад программы развития атомной отрасли требовали бюджетных вливаний, то теперь речь о другом.

Росатом — корпорация, которая ориентирована на экспорт. Пока общий подход в части развития новых бизнесов выглядит так: референтный образец создавать в России, а затем идти с этим продуктом на зарубежные рынки. А значит, изначально надо ориентироваться на международные стандарты.

«Чего мы хотим от государства? Как ни странно, вовсе не денег. Мы отчетливо понимаем, что времена, когда можно было прийти (к государству) и сказать: у нас есть прекрасная идея, дайте финансирование, — давно прошли. Нам нужны новые стандарты: ГОСТы, СНИПы и так далее», — подчеркнул К. Комаров.

Вот лишь один пример. Росатом не первый год развивает производство композитных материалов. Построен завод «Алабуга Волокно». Всю продукцию сегодня он поставляет на экспорт. Потому что внутри страны стандарты для промышленности не предусматривают использования подобных материалов, несмотря на их экономическую эффективность.

Очевидно, что придется серьезно меняться и самому Росатому. Сегодня новые бизнесы по выручке уже вышли в топ-3, если сравнивать с отдельными дивизионами (в 2016 году больше выручка была только у концерна, чуть меньше — у топливной компании «ТВЭЛ»).

Подробнее о том, какие структурные изменения и трансформация нормативной базы нужны Росатому для продвижения новых бизнесов, читайте в одном из следующих выпусков журнала.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА