Сабетта: песнь
газа, льда и атома


Текст: Ольга Плотонова, Светлана Романова

Порт Сабетта позволяет ФГУП «Атомфлот» попробовать себя в новой ипостаси оператора портового флота. Дальнейшее развитие Сабетты сулит предприятию рост заработков и в традиционном для него бизнесе — ледокольной проводке торговых судов по СМП.

Сабетта — вахтовый поселок на восточном берегу полуострова Ямал — находится непосредственно на побережье Обской губы, в юго-восточной части Карского моря. Еще несколько лет назад Сабетта не была частью СМП, основными портами которого выступали Игарка, Дудинка, Диксон, Тикси, Певек. Но решение властей РФ развивать газодобычу на Ямале вдохнуло в Сабетту новую жизнь.

«Возрождение Севморпути начинается с Сабетты», — говорил президент РФ Владимир Путин в 2012 году. Росатомфлот, чьи атомные ледоколы позволяют обслуживать морской путь в зоне Крайнего Севера, в этом проекте становится ключевым транспортным звеном.

Услуги единственного в мире гражданского атомного флота оказались востребованы при реализации одного из самых масштабных за последнее время проектов в России — строительстве завода по производству сжиженного газа на полуострове Ямал.

«То, чем в последние годы активно мы занимаемся и что продвигаем, связано с крупнейшими углеводородными проектами в Арктике, — комментирует первый заместитель генерального директора — главный инженер ФГУП «Атомфлот» Мустафа Кашка. — Странное сочетание: именно атомная энергия помогает добыче и вывозу углеводородного сырья в этом регионе, хотя во многих местах мы конкурируем. Получается такая синергия».
Почему «Сабетта»?
Это название поселку дали геологи Тамбейской нефтегазоразведочной экспедиции, высадившейся на восточном берегу полуострова Ямал в 1980 году. Существует несколько версий происхождения имени поселка: производное от названия реки Сабетта-яха; фактория «Советская» (по-ненецки); производное от названия местного рода коренных жителей-самоедов (ненцев) Сабе; от слова «сабетта» — название женского головного убора на ненецком языке.
Старые навыки для нового бизнеса
В Росатомфлоте любят повторять, что главное для них — это прокладка канала во льдах для транспортных судов. На подготовительном этапе проекта по развитию газодобычи на Ямале линейная проводка судов востребована при завозе оборудования, строительных материалов, грузов, продуктов. В частности, с прошлого года начался завоз модулей для строительства завода по производству сжиженного газа: суда, идущие из Юго-Восточной Азии, надо водить по всей трассе СМП.

Для обеспечения круглогодичной доставки грузов в летнюю навигацию могут использоваться суда без ледового класса, а в зимнюю — только с ледовым классом. Для проводки всех этих судов и привлекаются ледоколы Росатомфлота.

На следующем этапе, после запуска завода по производству сжиженного газа, проекту «Ямал СПГ» послужат и строящиеся универсальные атомные ледоколы, а в перспективе — находящийся пока в проекте ледокол «Лидер», который сможет обеспечивать круглогодичную навигацию по всей акватории Северного морского пути.

Для обслуживания газодобычи предполагается сформировать флот из 15 арктических танкеров-газовозов. Однако даже им для коммерческой эффективности (и выполнения контрактных обязательств) необходима поддержка «Атомфлота» — атомные ледоколы должны будут обеспечивать проводку газовозов в Сабетту и из нее каждые 15–20 часов.

Первый контракт Росатомфлота по проводке судов в порт Сабетта в рамках строительства порта и завода действует до 2018 года на период оказания услуг с 1 ноября по 30 июня ежегодно. На последующий период регулярного вывоза СПГ заключен контракт до 2040 года.

Кроме линейной проводки судов, в Сабетте у Росатомфлота появилось и второе направление деятельности — круглогодичное оказание услуг портовому флоту. Для обеспечения работы в порту на российских верфях будет построено пять судов: два буксира ледового класса, один портовый ледокол и два ледокольных буксира.

Оператором проекта, который так и назвали — «Портофлот», выступает Росатомфлот. В начале года на воду были спущены буксиры «Тамбей» и «Пур», уже заказано строительство ледокольного буксира «Т 50105» с мощностью пропульсивной установки около 7 МВт, начато строительство портового ледокола «Обь».
Услуги «Портофлота» будут включать следующие виды работ по комплексному буксирному и ледокольному обслуживанию судов на акватории порта:
  • буксирные и маневровые работы с судами, включая постановку и отвод судов от причала;
  • услуги по доставке/снятию на/с борт(а) судна лоцманов;
  • услуги по эскортированию судов.
  • услуги по подготовке акватории порта для работы судов в ледовых условиях;
Кроме того, часть услуг «Портофлот» будет оказывать по допсоглашению к основному договору, а именно — услуги по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов в пределах акватории порта, а также по обеспечению аварийно-спасательных функций: спасение людей и судов в границах акватории порта, ликвидация пожаров на судах, находящихся в порту.

Оба контракта «Атомфлота» — на линейную проводку и обслуживание в порту — будут действовать до 2040 года; с учетом двух пятилетних опционов сотрудничество может быть продлено до 2050 года.
Китайские модулевозы

В апреле 2016 года самый «молодой» атомный ледокол — «50 лет Победы» (ему девять лет) впервые провел в порт Сабетта специально построенное судно AUDAX (класса ARC7), на борту которого были модули для постройки завода СПГ. Его дедвейт (вместимость) –28,5 тыс. тонн.

Судно можно эксплуатировать круглый год за Полярным кругом при перевозке негабаритных и тяжелых сборных грузов для крупных береговых СПГ-проектов, а также для крупных проектов по разработке морских месторождений при низких температурах — до –40 °C.
С начала лета 2016 года в море работает «близнец» AUDAX — судно PUGNAX.

«Началась завозка огромных блоков по 6–7 тыс. тонн, специально для этого построены суда. Это само по себе удивительно: не просто какой-то флот задействован в проекте, а специально строятся суда для завозки этих блоков, — комментирует М. Кашка. — Два судна уже построены».
Финансы
Реализация этого проекта сулит предприятию немалую выгоду. Недаром действия Росатомфлота в порту Сабетта по развитию новых бизнесов — проект «Портофлот» — заслужили не одну похвалу со стороны ГК «Росатом». «В 2015 году произошло увеличение объемов неядерных заказов отрасли. Хороший пример — „Атомфлот", который подписал достойный контракт под обеспечение работы ледоколов и портофлота в порту Сабетта», — отмечал недавно глава госкорпорации Сергей Кириенко.

Среднегодовая выручка проекта «Портофлот» превышает 2 млрд рублей. Кроме того, участие в проектах «Ямал СПГ» даст Росатомфлоту около 120 дополнительных рабочих мест. Правда, капзатраты на создание «Портофлота», на строительство новых мощных универсальных атомных ледоколов тоже велики.

«На текущую деятельность мы зарабатываем сами, — утверждает М. Кашка. — Есть и большие расходы. Семь миллиардов рублей необходимы для закупки топлива под новые ледоколы, в 1,3 миллиарда рублей обойдется постройка перегрузочного комплекса под ледоколы, а еще около 0,5 миллиарда нужно для строительства докового цеха, который позволит снизить время ремонта судов». По его оценкам, все затраты должны окупиться после 2020 года, когда пойдут «живые» деньги от пользователей СМП.
Глоссарий

Как правило, основной показатель привлекательности проекта — его внутренняя доходность, или IRR (Internal Rate of Return) на все время инвестиции. Второй важный показатель — чистый дисконтированный доход, или NPV (Net Present Value). Если NPV равен нулю, то это означает, что инвестор не потерял, но и не выиграл ничего от проекта. Поэтому важно, чтобы дисконтированный доход был как минимум положительным. В этом показателе важно, что он измеряется в абсолютных цифрах, и сравнивать по нему инвестиции не всегда бывает корректно.

Зато IRR — показатель относительный, выражается в процентах, и по нему можно сравнивать эффективность различных проектов. Для наглядности IRR можно сравнить с доходностью банковского вклада: представьте, что сумма инвестиций помещена на несколько лет на депозит, и IRR показывает, какой процент по нему вы получите (с учетом инфляции).

Большинство финансистов и инвесторов говорят о том, что для инвестиций в России они рассматривают проекты с IRR от 15 % (проекту с IRR 10 % не стоит рассчитывать на квалифицированных инвесторов).
По оценкам экспертов, внутренняя норма доходности проекта «Портофлот» может составлять около 20 %.
Основной актив «Атомфлота»
Росатомфлот ждет пополнения своего атомного ледокольного флота — универсальных атомных ледоколов (ЛК-60Я). Сейчас в составе флота четыре атомных ледокола: «Вайгач», «Таймыр», «Ямал» и «50 лет Победы». Пятый ледокол — «Советский Союз» — находится в эксплуатационном резерве. Однако до 2021 года «доживет» только «50 лет Победы», остальные суда будут выведены из эксплуатации. Поэтому на верфях Балтийского завода строят двухреакторные ледоколы с реакторной установкой РИТМ-200.

Благодаря двухосадочной конструкции (от 8,55 до 10,5 метра) судно способно работать как в арктических водах, так и в устьях полярных рек. Сейчас линейные ледоколы могут зайти, к примеру, только в устьевые участки рек, а дальше необходимы «мелкосидящие» ледоколы — «Таймыр» и «Вайгач», которые уже через 4–6 лет будут выведены из эксплуатации. Новые УАЛы смогут проходить и моря, и реки. Первый универсальный атомный ледокол нового поколения — «Арктика» — спущен на воду в июне 2016 года. Его строительство завершится в конце 2017 года, а еще два будут построены в 2019 и 2020 годах.

«Арктика» обладает более высокой производительностью по сравнению с действующими ледоколами. Благодаря автоматизации ему требуется вдвое меньше персонала, гораздо реже нужна перезарядка, что увеличивает эксплуатационный период. «10–15 лет назад эксплуатационный период ледокола в году был 6–6,5 месяцев; сейчас мы его довели до девяти, а пытаемся увеличить до 10. Это означает что меньшим количеством ледоколов мы выполняем ту же работу. Это ли не экономическая эффективность?» — задает риторический вопрос первый заместитель генерального директора — главный инженер ФГУП «Атомфлот».

Более точная техника требует нового подхода к ее обслуживанию, поясняет М. Кашка: «Объект стоимостью 36–37 млрд рублей не может простаивать полгода, поэтому мы сжали сроки ремонта и профилактики».

Новые ледоколы еще строятся, а в Росатомфлоте уже задумались о создании гораздо более мощных судов типа «Лидер», мощностью 110–130 МВт, то есть вдвое большей, чем у «Арктики». Уже разработан концептуальный проект ледокола, для которого будут проходимы любые льды в арктическом бассейне. Главная особенность «Лидера» — обеспечение круглогодичной проводки по трассам на протяжении всего Северного морского пути.

«Думаю, что новые ледоколы, которые мы строим сейчас, обеспечат до девяти месяцев навигации. А „Лидер" позволит компаниям круглогодично обеспечивать проводку в акватории Северного морского пути», — подчеркивает М. Кашка. Кроме того, по его словам, в Арктике появилось много новых проектов, где требуются мощные суда-снабженцы, так называемые офшорные суда, которые обеспечивают буровые и углеводородные проекты. У этих судов есть специфика — очень большая точность нахождения на точке: судно должно подойти и стать на расстоянии 20 сантиметров от буровой платформы.
Симбиоз Севморпути и «Ямал СПГ»

СМП — главная российская морская коммуникация в Арктике, соединяющая европейские и дальневосточные порты, а также устья судоходных сибирских рек в единую транспортную систему. Длина СМП от Карских ворот до бухты Провидения — 5600 км. Расстояние от Санкт-Петербурга до Владивостока по Северному морскому пути — свыше 14 тыс. км.

Для сравнения: длина пути из Европы в Азию через Суэцкий канал более 23 тыс. км, при этом сегодня 75 % грузопотока между Азией и Европой перевозится южным путем, через Суэцкий канал и Средиземное море. Развитие инфраструктуры, в том числе и порта Сабетта, должно помочь Севморпути убедить клиентов в собственной привлекательности (разумеется, и ценовая политика должна сыграть свою роль: тарифы для прохода через СМП установлены ниже, чем для южного канала).

Проект развития СМП предполагает, что по нему можно будет относительно быстро и практически круглогодично доставлять продукцию на рынки Азии (пока с ноября по июнь этот маршрут недоступен, и газ на рынки Азии перевозят через Европу; однако новые ледоколы «Атомфлота» решат эту проблему). Проект «Ямал СПГ» позволит снизить зависимость страны от транзита через Европу: азиатским потребителям российского газа — Японии, Корее и Китаю — не придется осуществлять перевозки через Суэцкий канал.

Основные инфраструктурные инвестиции России в Сабетте были направлены на развитие морского порта (создание морского и подходного каналов с акваторией порта, береговых объектов, системы управления движением судов), строительство ледокольного флота, находящегося в ведении Росатомфлота, и танкерного флота, находящегося в ведении «Совкомфлота», а также сооружение аэропорта.

По словам министра транспорта РФ Максима Соколова, ввод в эксплуатацию завода по производству сжиженного газа в Сабетте увеличит объем перевалки грузов по трассе СМП в 2,5–3 раза по сравнению с существующими объемами — сразу на 17–18 млн тонн.
«Атомфлот» раздает «входные билеты»
«Для работы в Арктике необходим очень дорогой „входной билет". Но как только будет создана инфраструктура в арктическом регионе, вход в него для всех игроков станет гораздо дешевле», — рассуждает М. Кашка. Представление о том, что это будут за игроки, можно составить уже сейчас — по перспективным контрактам «Атомфлота».

Помимо контракта с «Ямал СПГ», атомный флот заключил договор с «Газпромнефтью» на вывоз сырой нефти с Новопортовского месторождения. В этом проекте у Росатомфлота предусмотрено только ледокольное обеспечение. Как и «Ямал СПГ», Новопортовское месторождение находится в Обской губе. «Думаю, что в 2016 году доля выручки от Обской губы с учетом „Газпромнефти" вырастет с 40 до 60 %, а к 2020 году Сабетта и Новый порт будут генерировать порядка 25 млн тонн грузов», — прогнозирует М. Кашка.

Еще один перспективный проект — экспорт нефти с Пайяхского месторождения, оператором которого выступает «Независимая нефтегазовая компания» (ННК). Ей принадлежат две лицензии на добычу нефти на Пайяхском и Северо-Пайяхском участках недр Таймырского района Красноярского края. Месторождения находятся за Полярным кругом, севернее города Дудинка, где имеется порт с круглогодичной навигацией через СМП.
«У нас есть официальное письмо — заявка на работу с ННК. Этот проект интересен и тем, что можно объединить усилия и оказывать услуги двум заказчикам: „Норильскому никелю" и ННК, — делится планами М. Кашка. — „Востокуголь" на Таймырском полуострове, в районе Диксона, добывает высококачественный уголь открытым способом. При этом уголь находится в 50–70 км от порта Диксон, практически у причалов. Этот проект может дать порядка 10 млн тонн грузопотока для Росатомфлота. Первая отгрузка прошла в мае этого года — около 20 тыс. тонн угля».

Кроме того, впереди еще один проект НОВАТЭКа — «Арктик СПГ2». Недалеко от Ямала находится Гыданский полуостров, на котором расположены Салмановское и Геофизическое месторождения с общими запасами газа 385 млрд м³ (по стандартам SEC на конец 2014 года). Сейчас ­НОВАТЭК готовит технологическую концепцию нового завода СПГ, мощность одной линии которого предполагается на уровне 5–6 млн тонн (детали пока неизвестны, но масштаб проекта, по заявлениям менеджмента газовой компании, сопоставим с «Ямал СПГ»).

Новый проект также не обойдется без услуг атомного ледокольного флота. «Пока получается, что по „Ямал СПГ" мы выходим на полную проектную мощность в 2020 году, а по „Арктик СПГ2" — в 2022–2024 годах», — констатирует М. Кашка.

Но и перечисленные проекты — это еще не все: уже сейчас чиновники говорят о том, что Сабетту надо делать не только газовым, но и многофункциональным портом. В декабре 2015 года власти ЯНАО подписали соглашение о строительстве железнодорожной ветки Бовенково — Сабетта, которая позволит через СМП экспортировать не только ямальский газ, но и зерно Сибири, металл Урала, уголь Кузбасса, нефтепродукты Татарстана и Башкортостана. Новые контракты увеличат загрузку судов Росатомфлота и его доходы.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА