«Креативные люди подобны инвесторам: покупают идеи дешево, а продают дорого»

Развить креативность у взрослых людей практически невозможно, считает психолог и один из ведущих исследователей креативности в России Наталья Шумакова. Однако, по ее мнению, компания должна создать условия, в которых сотрудники смогут реализовать свой творческий потенциал, и начинать нужно с руководителей подразделений.

Беседовал Андрей ВЕЛЕСЮК
Фото: собственность автора, Shutterstock.com, Google.com
О спикере
Наталья Шумакова — доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории психологии одаренности Психологического института РАО, профессор кафедры возрастной психологии МГППУ.

Лауреат премии Президента Р Ф за вклад в создание и внедрение междисциплинарной технологии поддержки и развития в обучении интеллектуальных и творческих способностей одаренных детей для общеобразовательных школ. Автор более 100 научных публикаций, четырех учебников и одной монографии.
Наталья, что такое креативность?

Если брать научный контекст, то определений креативности, равно как и определений интеллекта, наберется не меньше ста. Но есть общепринятое определение, на которое ориентируется весь мир: креативность — это способность к созданию чего-то нового, соответствующего контексту и имеющего культурную или социальную значимость. Потому что можно создавать новое, не имеющее для социума никакого смысла, и это не относится к креативности. Да, это может показаться спорным, но общее определение, которого придерживаются европейское и международное ученые сообщества, звучит именно так.

Креативность ограничена сферами ее применения?

Нет, креативность можно проявлять в каких угодно направлениях. Самое главное, на чем еще сошлось научное сообщество, — это разделение креативности на Small C (C — creativity) и Big C. Small C — это наша повседневная креативность, когда мы регулярно создаем что-то новое, не носящее глобального характера.

Можно быть креативным на кухне, создавать там что-то новое, но это не будет культурно или социально значимым. Small C необходима, потому что, если ее нет, человек занимает позицию обычного исполнителя и делает все по инструкции. Даже если сотрудник предложил какое-то незначительное улучшение рабочего процесса, это уже та самая Small C, и это значит, что человек не просто действует по заданным алгоритмам, что в своей работе он найдет место творческим решениям. А Big C — это креативность, которой интересуются крупные компании и научные организации. Под ней подразумевают создание продуктов, которые будут иметь общественную значимость.

Как правильно развивать креативность?

Существует так называемая кривая Хекмана — она показывает, что чем раньше начинать образование ребенка, тем выше будет его эффективность. Нобелевский лауреат Джеймс Хекман исследовал производительную функцию и отдачу от инвестиций в образование и доказал, что вложения в образование в самом раннем возрасте (от нуля до шести лет) наиболее эффективны с точки зрения развития человека и его успешности в будущем.

Поэтому все начинается с детства, когда дети активно проявляют эту самую Small C. Есть много эмпирических оснований для того, чтобы полагать: если активно поощрять эту креативность, то со временем, в процессе овладения и погружения в ту или иную область, у человека разовьется и Big C. Это длительный процесс, на него воздействует целый ряд факторов, мотивационных и ­социальных.

B то же время креативность — это еще и творческая установка ума. Развитие креативности — это не просто овладение набором приемов создания нового. Любого человека можно научить приемам добавления, замены, комбинирования или включения в новый контекст для создания чего-то нового. За творческим поведением стоит творческая личность, у которой есть внутренняя потребность и установка на создание нового.

Главная сложность в том, что эти потребности и установки закладываются раньше, чем человек приходит на работу. В этом смысле Росатом вызывает у меня огромное уважение, речь сейчас о «Школе Росатома» — проекте, направленном на поддержку и инновационное развитие образования в школах ряда городов, в которых есть предприятия атомной отрасли. Я побывала в некоторых из этих школ, и то, как они оснащены, как там работают учителя, произвело на меня очень хорошее впечатление. На мой взгляд, инвестиции в образование — это самое разумное вложение в перспективе.

Если же говорить о развитии креативности у взрослых, то здесь есть сложности. При работе со взрослыми вы не столько развиваете их креативность, сколько создаете условия, в которых люди смогут высвободить свой потенциал. Если у человека этого потенциала нет, то после 25 лет у него вряд ли что-то удастся развить. Приведу пример.

В 1950-х годах в США были весьма популярны мозговой штурм, морфологический анализ и синектика — приемы, направленные на развитие креативности у взрослых людей. И в итоге это все сошло на нет, эти «приемы развития креативности» заняли свое скромное, но устойчивое место в корпоративной практике. Уровень креативности людей, участвовавших в группах, повышался. Но ровно до тех пор, пока они не возвращались на свои предприятия.

На них так сильно влияла среда?

С одной стороны, да — они возвращались в среду, которая не способствовала проявлению креативности. С другой стороны, если в этих группах оказывались люди, заинтересованные в повышении уровня своей креативности, то они потом пытались изменить или создать среду для этого. Есть общее правило: какое бы качество мы ни развивали, устойчивым эффект будет только в том случае, если это качество войдет в структуру личности. А это происходит значительно легче и быстрее на ранних этапах развития: в дошкольном и школьном детстве, в студенческие годы.

При этом, повторюсь, есть взрослые люди, у которых креативность просто зажата внутри. И если такой взрослый человек попадет на рабочее место, где креативность востребована, то он сможет раскрыть свой потенциал, и вы получите эффект. Но каждый активизируется в меру своего потенциала, поэтому в случае со взрослыми людьми, например с сотрудниками ГК «Росатом», стоит говорить не о развитии креативности, а о высвобождении потенциала.

Важно, чтобы этот потенциал был востребован на рабочем месте сотрудника. Потому что если он побывает на условном тренинге и затем, воодушевленный, вернется в свою компанию, а там креативность не востребована, то никакого эффекта не будет. Более того, в некоторых случаях проявления креативности коллеги могут воспринимать отрицательно. Человек предложит реформировать рабочий процесс и в ответ услышит: «Ты что, самый умный?»

Не стоит забывать также о том, что любое творческое решение несет риски для компании. Всегда есть угроза, что вложения не оправдаются. Согласно инвестиционной теории креативности Роберта Стернберга (См. Справку), творческие люди подобны успешным инвесторам, которые покупают дешево, а продают дорого. То есть творческий человек часто увлекается развитием никем не признанных идей, таких, в которых большинство людей не видят смысла, но их чутье, настойчивость в достижении цели и тяжелый труд приводят к результату, который становится достоянием всего общества и приносит огромные прибыли компании.
Справка
Инвестиционная теория креативности Роберта Стернберга подчеркивает важность взаимодействия шести разных, но вместе с тем взаимосвязанных ресурсов, обеспечивающих креативность: умственные способности, знания, стиль мышления, личность, мотивация и среда.

Используя экономические термины, исследователь попытался метафорически объяснить суть творчества. «Продать дешево» означает использовать или развить неизвестные или не пользующиеся популярностью идеи, обладающие скрытым от большинства потенциалом.

Зачастую прорывные идеи вызывают непонимание и сопротивление окружающих; креативные люди преодолевают это сопротивление и, как следствие, «продают дорого», двигаясь к следующей идее. Результаты исследований позволили Стернбергу утверждать, что существует синдром креативности. Но для проявления креативности необходима соответствующая творческая среда.
Но инвестор может и разориться.
Вот именно! К тому же часто бывает сложно продать свою идею, потому что для ее разработки и реализации всегда нужны ресурсы. У нас часто творческие люди с высоким уровнем креативности не могут продать свои идеи из-за низкого социального интеллекта — неспособности правильно понимать поведение людей.

Именно эта способность необходима для эффективного взаимодействия с людьми и успешной социальной адаптации. Но бывает и наоборот: Мария Склодовская-Кюри в свое время убедила всех, что нужно выделить кучу денег на закупку урановой руды. У нее и ее мужа не было на это денег, но за счет социального интеллекта она смогла убедить тех, у кого они были. Это правило — чтобы что-то сделать, надо вложиться в идею не только интеллектуально, но и финансово — работает и сейчас. Чтобы кто-то вложил деньги в развитие твоей идеи, он должен тебе поверить, он должен рискнуть — кстати, способность рисковать характерна для творческой личности. Так что, скорее всего, вложение сделает тот, кто сам обладает высокоразвитой креативностью.

Вернемся к нашей реальности. В компаниях работают в основном взрослые люди, у которых, как вы говорите, поздно развивать креативность. Есть смысл вкладываться в среду, проводить тренинги для стимуляции их потенциала?

Конечно, тренинги нужны. Проводить их можно своими силами, если в компании есть соответствующие специалисты, или приглашать экспертов со стороны. Как правило, этим занимаются психологи, специалисты по деловым играм и креативности. Эти психологи должны уметь проводить тренинги и хотя бы в общих чертах понимать специфику отрасли.

Их главная задача — дать понять сотрудникам компании, что не нужно бояться выдвигать идеи, даже безумные. Главная проблема взрослых людей в том, что они закрепощены и боятся предлагать идеи из-за того, что в них не поверят, не дадут реализовать, не поймут. Сплошная самоцензура, выработанная опытом. На тренингах учат преодолевать эту самоцензуру, ничего принципиально нового там не развивают.

Вкладываться в среду и менять ситуацию в коллективе тоже очень важно. Потому что даже если на тренинге у человека удастся высвободить потенциал, то, когда он вернется на свое предприятие, может повториться история с Америкой 1950-х годов: люди на тренингах фонтанируют идеями, потом возвращаются на свои рабочие места — и все прекращается. Даже организация рабочего пространства может стимулировать или, наоборот, подавлять креативность сотрудников. В одном из последних исследований, с которым я недавно познакомилась на конференции по креативности и инновациям в Париже, показано, что уровень проявления креативности значимо связан с особенностями организации рабочего пространства. В некоторых распространенных вариантах организации офиса уровень креативности сотрудников такой же, как в тюремном помещении.

А еще я бы рекомендовала компаниям создать атмосферу ценности творчества: не отбрасывать сразу идеи сотрудников, наоборот, говорить им: это интересно, важно, твоя идея будет принята во внимание, мы подумаем о ней. Изобретение электричества покрыло все расходы, которые были связаны ранее с научными исследованиями, и вдобавок окупило все исследования на двести лет вперед. Необходимо понимать: одно удачное решение может разом окупить все затраты на создание среды и стимулирование креативности.

Резюмируя: во взрослых людях можно высвободить креативность, но не развить?

Необходимо ее стимулировать. У взрослых можно стимулировать креативность, потому что у многих она находится в пассивном состоянии. Творческий человек не может жить без творчества, его креативность находит выход в различных хобби. А на работе он выполняет свои функции за зарплату.

Поэтому если руководители компании хотят высвободить креативность сотрудников, то в первую очередь нужно обратить внимание на людей, у которых есть хобби. А на тренинги стоит отправлять руководителей подразделений, потому что именно от них зависит, какая атмосфера сложится в трудовом коллективе. Сейчас у нас много руководителей-функционеров, хороших хозяйственников, которые не могут создать атмосферу, необходимую для высвобождения творческого потенциала подчиненных.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА