Цифровая революция в проектном комплексе Росатома

Текст: Екатерина ТРИПОТЕНЬ

Атомная энергетика осваивает новейшие цифровые технологии. Наличие информационной модели АЭС уже не дань моде, а обязательное требование заказчика, в том числе зарубежного. Технология информационного моделирования может стать стандартом в российской атомной отрасли уже до конца года.
Мы живем в эру цифровых технологий. Люди получают новости на электронную почту или из соцсетей, а не со страниц бумажных газет, ищут информацию в поисковиках, а не в многотомных справочниках, совершают покупки онлайн. Набирает обороты Интернет вещей (Internet of Things, IoT) — «умные» устройства взаимодействуют не только с пользователями, но и друг с другом. Технологии обработки больших данных (Big data) помогают не только ученым, но также маркетологам и полиции.

Не удивительно, что high-tech компании, а не банки и сырьевые корпорации, как раньше, являются самыми дорогими в мире, а капитализация платежной системы PayPal вдвое превышает рыночную стоимость одного из старейших банков Европы — Deutsche bank. Ни одна, даже самая консервативная отрасль не может игнорировать эти изменения. Цифровая революция в управлении мегапроектами, к которым относятся и аэропорты, и АЭС, тоже происходит.

В Росатоме это понимают. О применении современных технологий при проектировании атомных станций заговорили еще в 2012 году — этому уделена целая буква в названии-аббревиатуре будущего флагманского проекта реактора Росатома — ВВЭР-ТОИ («И» означает «информатизированный»).

С легкой руки группы ASE в отрасли набрал популярность термин Multi-D, который предполагает, что на проектирование в трехмерном пространстве (3D) накладываются другие «D», такие как время, физические объемы, ресурсы и стоимость. Компания пошла дальше и разработала специальную систему управления проектами на базе технологии Multi-D с использованием решений компании Dassault Systemes и ее платформы. Эта система даже получила первую премию на международной выставке в Ле-Бурже.

В ГОРОДЕ СОЧИ…
Ежегодная конференция по проектированию и конструированию прошла в этот раз в Сочи. Как и год назад, первый замглавы Росатома Александр Локшин поприветствовал участников традиционной шуткой: он изумился, как организаторам удалось убедить руководство ГК в том, что проведение такого мероприятия в Сочи в разгар летнего сезона обойдется дешевле, чем в Москве.

Но затем участники взяли серьезный тон. Кроме повышения качества проектирования, над которым в Росатоме работают в последнее время постоянно, на повестку дня был поставлен вопрос: как атомный проектный комплекс может ответить на вызовы современного мира?

На фоне того, что большинство энергоблоков АЭС до 2030 года Росатому предстоит построить за рубежом, такими вызовами в первую очередь являются:
- усиление глобальной конкуренции со стороны китайцев и корейцев;
- снижение сроков сооружения атомных станций;
- уменьшение стоимости строительства.

Помочь в решении этих вопросов сможет переход к информационному моделированию, считает директор по капвложениям Росатома Геннадий Сахаров. Ведь эффективные системы управления сооружением позволяют контролировать сроки, стоимость и качество строительства — то, что волнует и каждого заказчика, и каждого исполнителя. А тот, кто научится строить качественно, в срок и дешево, в конечном счете одержит победу в глобальной конкуренции.

Однако применение цифровых технологий в свою очередь влечет за собой новые вызовы. Появляются новые профессии, повышаются требования к компетенциям и знаниям проектировщиков. Новые технологии — новые стандарты их применения. И если какая-то технология уже плотно вошла в жизнь большей части мира или групп стран, то остальным придется под них подстраиваться.

«Наши основные конкуренты: Китай, Корея и Франция — создали свою международную ассоциацию Building Smart, — привел пример Г. Сахаров. — Они уже пять лет разрабатывают общий стандарт, они работают в единой среде, они делают единую информационную платформу. Все это увязано и со стандартами Евросоюза: во многих странах информационное моделирование уже введено как обязательное условие».

ПРОЕКТНЫЙ КОМПЛЕКС РОСАТОМА В ЦИФРАХ

ПЕРВОПРОХОДЦЫ: ОПЫТ «ХАНХИКИВИ»
«Русатом Оверсиз», ответственная за продвижение интегрированного предложения Росатома за рубежом, знакома с требованиями зарубежного заказчика и международными стандартами не понаслышке. Замгендиректора компании Сергей Егоров рассказал о том, с какими трудностями он столкнулся при подготовке информационной модели АЭС «Ханхикиви».

Свои требования к информационной модели финны зафиксировали в приложении Information Management System к EPC-контракту. Заказчик опирался на руководство по обеспечению безопасности от финского надзорного органа (YVL Guide) и стандарты МАГАТЭ. И по тому, как соблюдаются технологические требования YVL Guide, будет оцениваться качество работы проектировщиков.

«Все эти документы имеют один недостаток: в них написано, что это важно, но не содержится инструкции, как именно это сделать, — посетовал С. Егоров. — В этом отношении мы идем по целине. Мы принимаем эти требования, но мы не понимаем, как именно их выполнение должно быть реализовано».

При этом наличие компьютерной модели АЭС и оцифрованных чертежей основного оборудования уже даже не обсуждается, это догма. «Дело не в том, что инженеры STUK не умеют читать чертежи, — с улыбкой отметил С. Егоров. — Умеют! Но чертеж существенно менее информативен, и на его чтение будет тратиться лишнее время».

Информационная модель нужна современному заказчику не для строительства объекта, а для того, чтобы впоследствии пользоваться им, объяснил С. Егоров. Поэтому в модель по умолчанию включается вся информация об объекте: как его создали, построили, какой результат будет получен и как обеспечивать процесс эксплуатации — самый длинный передел жизненного цикла АЭС длительностью минимум 60 лет.

«Вся информация, которая содержится внутри организованной системы, должна быть доступна владельцу, он должен получать необходимые данные — как исходные, так и результирующие, — с тем чтобы организовывать свою работу на продолжительном отрезке времени», — сказал замгендиректора «Русатом Оверсиз».

«Русатом Оверсиз» на «Ханхикиви» использует технологию Multi-D. «У нас есть трехмерная модель, она информационно насыщена. Есть множество расчетов, обоснований, информации о том, кто, когда и как сделает то или иное», — отмечает эксперт. Но это не просто набор чертежей и проекций, это фактически основа для организации деятельности. Как, впрочем, и для прекращения проекта, отметил С. Егоров.

Он также развеял иллюзию о том, что информационное моделирование позволит автоматизировать деятельность проектировщиков. «Чтобы собрать информационную модель, нужно пройти весь традиционный путь проектирования. Никакой автоматизации в части, касающейся принятия проектного решения, все равно не будет», — сказал он.
ВЗЯТЬ ЗА ПРИВЫЧКУ
Проникновение современных технологий в проектный комплекс неоднородно: пока одни берут гран-при, другие предпочитают действовать по старинке. По словам Г. Сахарова, внедрение информационного моделирования идет на Западе уже больше 20 лет. «Хорошо, что НИАЭП и ГСПИ в свое время этим занялись и у нас есть что показать и за счет чего быть в тренде», — добавил он. «Конечно, мы делаем многое. За три-четыре года мы прошли большой путь, но и все, что вокруг нас, на месте не стоит, а иногда даже движется быстрее, чем мы», — признал А. Локшин.

Как подметил С. Егоров, у проектировщиков в среднем в отношении информационной модели пока не сложилась «привычка повседневного пользования». Привить такую привычку можно административными мерами, например, возведя работу с информационной моделью в статус отраслевого стандарта. По его ожиданиям, к концу года опыт, накопленный в инжиниринговом дивизионе, можно будет распространить на другие объекты отрасли: «Иллюзия, что это непонятно, что это невозможно, очень быстро развеется».

Возможно ли принятие такого стандарта до конца года? Этот вопрос мы адресовали руководителю департамента технического регулирования Росатома Денису Павлову. «Если взять за основу стандарты, разработанные международными организациями, то, конечно, сроки реалистичны, — прокомментировал он. — Если пытаться изобретать велосипед, то ни в какие сроки мы никогда не уложимся. Это неверный путь».

«Есть часть областей, где мы не отстаем, где у нас хорошие заделы и можно разрабатывать собственные стандарты, — пояснил он свою позицию. — В других технологиях мы не лидеры, нам имеет смысл придерживаться международного подхода: развивать и внедрять эти технологии у себя».

Решение о том, по какому пути пойти, должен принимать тот, кто соответствующий стандарт будет применять — проектант или эксплуатирующая организация. А в дальнейшем департамент технического регулирования может сделать этот стандарт — в зависимости от его важности и нужности — обязательным, причем не только для отрасли, но и для всей страны.

Одно из главных препятствий к воплощению этих ожиданий — расходы на информационную модель пока нельзя, согласно Сводному сметному расчету (ССР), включить в стоимость проекта. Но над тем, как изменить эту ситуацию, в Минстрое уже думают. Пока Росатом начал применять цифровые технологии на зарубежных стройках.

Мировой опыт показывает, что применение информационного моделирования приводит к повышению стоимости услуг по проектированию на 30–40%, зато позволяет на 20% снизить стоимость самого проекта. А расходы на проектирование, как правило, составляют всего 6–8% от стоимости всего проекта.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА
Александр БОЛДИН,
руководитель проектного офиса ОЦКС Росатома:

«Multi-D — это не просто информационная модель, это набор взаимосвязанных технологий моделирования и управления, который отработан на проектах строительства АЭС: начиная от 3D-моделирования объекта и заканчивая отслеживанием в реальном времени передвижения рабочих и оборудования, на основе использования специальных чипов. Multi-D — это бренд Росатома, это инструмент управления с использованием информационной модели, который мы сейчас распространяем на другие свои проекты.

Я надеюсь, что на сочинской конференции нам удалось изменить картину мира у наших проектировщиков — некоторые из них считали, что опередили весь остальной мир на много лет. Именно для этого мы пригласили выступить на конференции коллег из других отраслей и из-за рубежа. Целью было показать, что мы в группе лидеров, но есть те, кто нас опережает по каким-то направлениям. И нам еще многое предстоит сделать.

Особый интерес на конференции вызвало выступление представителя международной ассоциации BuildingSMART, который на примере крупных инфраструктурных проектов показал, как можно, взаимодействуя на базе информационной модели с заказчиком проекта, значительно улучшить его технико-экономические показатели.

А применение международных стандартов, таких как IFC, позволяет обмениваться сведениями об информационных моделях, разработанных в разных программах. То есть становится неважно, в какой программе ты сделал модель, и можно, не тратя время на перерисовывание из одной программы в другую, сосредоточиться на более важных вопросах с более глубокой проработкой».


ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА