Парижское окно

Парижское соглашение сделает экспорт электроэнергии из РФ более рентабельным, чем экспорт газа. На этом фоне одним из наиболее перспективных экспортных высокотехнологичных проектов станет Балтийская АЭС, считает эксперт департамента международного энергетического бизнеса АО «Атомэнергосбыт» Андрей Горбик. Мы публикуем его статью.
В настоящее время плата за эмиссию СО₂ относительно невысока и составляет ~6% от стоимости топлива для европейских газовых станций и ~30% — для угольных. Выручка от экспорта электроэнергии в этих условиях практически не отличается от выручки при экспорте объема газа, необходимого для производства этой электроэнергии; социально-экономический и бюджетный эффект от замещения экспорта газа экспортом электричества неоднозначен. Однако этот баланс может кардинально измениться при существенном удорожании квот на эмиссию СО₂.

НОВОЕ УГЛЕРОДНОЕ СОГЛАШЕНИЕ
Парижское соглашение было заключено в декабре 2015 года в ходе Конференции по климату COP-21. В этом соглашении 195 стран и ЕС договорились приложить все усилия для ограничения роста среднемировой температуры в пределах 2°С над уровнем доиндустриальной эпохи. Развитые страны обещали финансово помочь развивающимся в реализации этого плана.

Теории о прямой взаимосвязи глобального потепления с эмиссией парниковых газов по-прежнему остаются предметом научных дискуссий. Однако на основе этих теорий принимаются политические решения, напрямую влияющие на энергорынки.
ТАБЛИЦА 1. Предельные издержки различных типов генерации в Балтийском регионе в зависимости от стоимости прав на выбросы СО₂. Цены топлива на ноябрь 2015 года (газ 190 €/тыс. м³, нефть $42/баррель)
Доминирующие теории глобального потепления связывают среднюю температуру на планете с концентрацией СО₂ в атмосфере, относя к малозначимым другие факторы, в том числе хронологию изменения этой концентрации.

Рост температуры на 2°С относительно доиндустриальной эпохи будет соответствовать концентрации СО₂ в атмосфере, равной 450 объемных долей на миллион при достижении равновесия. При быстром росте уровня СО₂ в атмосфере, происходящем в наши дни, рост температуры отстает от уровня СО₂ на 10–15 лет.

Условно реалистичные сценарии достижения и дальнейшего удержания на постоянном уровне концентрации в 450 объемных частей СО₂ на миллион похожи друг на друга. В первую очередь это разработанные МЭА «450 Scenario» и «2DS», совпадающие в конечной точке и в интервале 2015–2035 годов. «450 Scenario» при этом используется как один из базовых при составлении долгосрочных сценариев развития регулирующими органами, в том числе ENTSO-E (Европейская сеть сетевых и системных операторов).

Большинство сценариев сдерживания роста глобальной температуры в пределах 2°С предполагают сокращение эмиссий СО₂ в два раза к 2045– 2050 годам по сравнению с уровнем 2015 года. Такое сокращение, сопровождаемое кардинальной сменой структуры генерирующих мощностей, может произойти только под влиянием достаточно сильных ценовых стимулов со стороны рынка СО₂.

Эти стимулы создаются посредством сокращения предложения на рынке квот в соответствии с Киотским протоколом, который, по всей видимости, будет заменен Парижским соглашением. Кроме того, Великобритания на национальном уровне использует дополнительную регулятивную меру в виде назначения минимальной цены на рынке квот. Плата за эмиссию СО₂ может работать как эффективная стимулирующая мера лишь тогда, когда она делает «грязную» генерацию дороже «чистой».
РИСУНОК 1. Прогноз увеличения концентрации СО₂ при сохранении текущих трендов

РИСУНОК 2. Прогноз увеличения среднемировой температуры при сохранении текущих трендов
Расчеты показывают, что при стоимости квот на выбросы ниже 54 евро/тонну эффективность данной меры будет оставаться крайне низкой, так как «грязная» буроугольная генерация (~1,1 тонны СО₂/МВт·ч) будет выигрывать по предельным издержкам у относительно более «чистой» газовой (~0,4 тонны СО₂/МВт·ч).

Результаты расчетов приведены в Табл. 1. При цене газа 150 евро/тыс. м³ и нефти $30/баррель (январь 2016) ценой начала замещения газа на уголь будет 30 евро/тонну СО₂.

Ключевым для электрогенерирующей отрасли результатом политики ограничения выбросов станет итоговая рыночная цена прав на эмиссии. Несколько исследовательских организаций осуществили моделирование рынка прав на эмиссии в зависимости от различных вариантов политики ограничения выбросов.

Результаты моделирования указывают на то, что выполнение Парижского соглашения совместимо с ценами прав на выбросы не ниже 70–80 евро/тонну в 2030 году в зависимости от макроэкономических условий и спроса на электроэнергию (Рис. 3).
РИСУНОК 3. Прогноз выбросов СО₂ электрогенерацией 28 стран ЕС и цены прав на эмиссии в 2030 году
Таким образом, исполнение Парижского соглашения будет означать для стран Европы увеличение издержек тепловой генерации как минимум в два раза к 2030 году. Сильнее всего этот эффект скажется на Польше, где каменно- и буроугольная генерация является преобладающей.

Рост стоимости эмиссий ведет к увеличению предельных издержек тепловой генерации. Это, в свою очередь, в большинстве случаев приводит к увеличению рыночных цен на электроэнергию, так как ТЭС уже не смогут работать по старым ценам, а возможностей ВИЭ будет недостаточно для полного замещения тепловой генерации в большинстве стран.
РИСУНОК 4. Прогноз цен на электроэнергию в Польше при различных вариантах экологического регулирования, €/МВт∙ч в ценах 2015 года
Источники: ENTSO-E, «Атомэнергосбыт», моделирование
АО «Атомэнергосбыт».

РОССИЙСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ
В Росатоме прогнозирование рыночных цен в странах Балтийского региона для различных сценариев проводилось в АО «Атомэнергосбыт» с помощью имитационной компьютерной модели рынков электроэнергии. Модель опирается на данные об установленной и доступной мощности, режимных параметрах и топливных издержках каждой из более чем 700 станций региона, а также на данные о спросе на электроэнергию и суммарных пропускных способностях трансграничных ЛЭП.

Моделирование четырех ценовых сценариев производилось на основании макроэкономических условий, разработанных ENTSO-E и предполагавших, в частности, различные варианты экологического регулирования. Стагнационная группа сценариев предполагала сохранение макроэкономических параметров и политик регулирования на текущем уровне.

Эта группа сценариев реализуется, если цены на топливо и СО₂ останутся на уровне 2015 года, потребление будет стагнировать, вводы-выводы мощностей будут реализовываться в соответствии с уже заявленными планами. «Высокая» группа сценариев предусматривает ужесточение экологического регулирования и рост потребления.

Одним из ключевых факторов роста спроса на электричество считается частичное замещение промышленными потребителями используемых ими горючих топлив на электричество — в условиях дорогого СО₂ электричество окажется в ряде стран более дешевым энергоносителем, чем уголь и газ. Экологическое регулирование в данной группе сценариев основано на «450 Scenario» либо на его вариациях, в том числе UK FES High.

Промежуточный сценарий основан на сценарных условиях, сформированных международной экспертной организацией, которая агрегировала микроданные об инвестиционных и производственных планах предприятий, формирующих спрос и предложение на энергоносители в большинстве развитых стран мира.

Результаты моделирования показывают, что наиболее существенно по причине подорожания СО₂ вырастут цены в Польше, где 70% мощностей составляет угольная генерация, производящая наибольшее среди основных видов топлив количество СО₂ на единицу энергии (Рис. 5).
РИСУНОК 5. Прогноз цен на электроэнергию в странах Балтийского региона, сценарные условия ENTSO-E на базе «450 Scenario», €/МВт∙ч в ценах 2015 года
Источник: моделирование АО «Атомэнергосбыт».
Шансов избежать этого эффекта у Польши в ближайшие десятилетия нет — рыночные цены определяются по цене заявки замыкающего, то есть самого дорогого из отобранных рынком, генератора. Иными словами, чтобы избежать двукратного повышения цен, Польше придется полностью обходиться без угольной генерации.

Разность цен станет стимулом для строительства трансграничных ЛЭП после 2030 года (развитие сетей до 2030 года в значительной мере предсказуемо в рамках Ten Year Network Development Plan, TYNDP, и Baltic Electricity Market Interconnection Plan, BEMIP), вследствие чего цены на рынках постепенно выровняются.

Стоит отметить, что столь существенное увеличение цен на рынке — с 40 до 80–85 евро / МВт·ч — решает сразу несколько задач, стоящих перед европейскими регуляторами. Одновременно с дестимулированием «грязных» видов генерации произойдет стимулирование генерации на ВИЭ, которая благодаря высоким рыночным ценам станет меньше зависеть от господдержки.

Замещение угольной генерации на газовую увеличит количество маневровых мощностей, необходимых для повышения стабильности энергосистемы и компенсации перепадов выдачи от ВИЭ. Кроме того, высокие цены на рынке выведут из убыточного состояния ряд электростанций, которым выручка с рынка не позволяет окупить издержки на обслуживание.
ФИНАНСОВАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ БАЛТИЙСКОЙ АЭС НАХОДИТСЯ
В ПРЯМОЙ ЗАВИСИМОСТИ ОТ РЫНОЧНЫХ ЦЕН В ПОЛЬШЕ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Реализация странами ЕС условий Парижского соглашения откроет в Европе огромную рыночную нишу для безуглеродной генерации, в том числе для проектов атомной энергетики. В этом контексте Балтийская АЭС может стать пилотным проектом по входу и закреплению на новом, емком и привлекательном рынке.

Реализация этого большого проекта позволит России заместить часть выпадающих нефтегазовых доходов и обеспечит рыночный источник поддержки атомной отрасли на будущие десятилетия.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА
Александр ГУЛЯЕВ-СЕЛЬЦОВСКИЙ,
юрист:
«Новое соглашение ООН, принятое на саммите в Париже в декабре 2015 года и известное как „Парижское соглашение", призвано определить объемы выбросов парниковых газов и разработать меры по предотвращению изменения климата после 2020 года.

Парижское соглашение приходит на смену Киотскому протоколу — международному соглашению, принятому в Киото в декабре 1997 года (вступило в силу в 2005 году) в дополнение к рамочной конвенции об изменении климата и дорожной карты действий в рамках программы устойчивого развития ООН.

Киотский протокол содержал обязательные цели и сроки по сокращению выбросов парниковых газов в большинстве стран, включая промышленно развитые. Между развитыми странами были распределены квоты на выбросы, а также были предусмотрены возможности прямой торговли квотами и финансирования снижения выбросов в других странах.

В отличие от Киотского протокола, Парижское соглашение с его механизмом устойчивого развития позволит одним странам финансировать проекты по снижению выбросов в других странах без разделения на развитые и развивающиеся. На практике это будет означать, что развитые страны помогут развивающимся в сокращении выбросов.

Этот механизм не будет иметь чисто рыночного характера — он будет сочетать снижение выбросов (в абсолютных или относительных единицах для развивающихся стран) и устойчивое международное развитие, с учетом социально- экологических составляющих. Понятно, что от некоторых стран, например от Польши, снижение выбросов потребует значительных усилий и затрат, но предполагается, что эти барьеры будут преодолены при помощи „сильных" стран-участников.

Несмотря на то что Парижское соглашение является юридически обязывающим и предусматривает контроль за его исполнением, оно не предлагает конкретных способов достижения поставленных в нем целей, не определяет, как будут осуществляться, например, технологическое перевооружение или адаптация к климатическим изменениям.

Страны-участники должны самостоятельно определить свои вклады на национальном уровне и представить их к ратификации Парижского соглашения. Затем эти вклады будут включены в специальный реестр ООН, где останутся на контроле у специально созданного комитета.

При подготовке соглашения к ратификации оно претерпит определенные изменения, с учетом различных глобальных финансово-экономических факторов и порядка взаимодействия участников.

Соглашение вступит в силу на 30-й день после его ратификации 55-ю странами-участницами, на которые приходится не менее 55 % глобальных выбросов парниковых газов. Планируется, что это произойдет в 2020 году».


ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА