Энергетика-2040.
Автор сценария — ВР

Фото: ТАСС




В конце февраля 2018 года BP, одна из крупнейших в мире нефтегазовых компаний, представила очередной анализ глобальных тенденций в сфере производства и потребления энергоресурсов — BP Energy Outlook (далее BP-EO/2018).

Ежегодный обзор содержит анализ возможных вариантов долгосрочного развития в этих сферах — на этот раз до 2040 года (ранее BP рассматривала горизонт 2035 года). Оценка проведена с трех главных точек зрения: структуры энергобаланса, географии и конечного потребления энергоресурсов, включая их использование в качестве химического сырья.

BP-EO/2018 построен на ряде сценариев, основанных на определенных допущениях, которые, по мнению BP, могут существенно повлиять на траекторию развития мировой энергетики:

  1. Реализация планируемых сегодня мер государственной политики, тенденций и темпов развития в сферах производства и потребления энергоресурсов.
  2. Постепенный запрет к 2040 году продажи автомобилей с двигателями внутреннего сгорания.
  3. Снижение, по сравнению с сегодняшними ожиданиями, темпов перехода с различных энергоносителей (в основном угля и нефти) на газ.
  4. Сохранение в рассматриваемый период массированной поддержки распределенных возобновляемых источников энергии (ВИЭ) примерно на сегодняшнем уровне (в противоположность Сценарию 1, предполагающему сильное сокращение поддержки к середине 2020-х годов).
  5. Принятие ряда дополнительных мер для снижения парниковой эмиссии в сферах производства и потребления энергии.
  6. Радикальное усиление антиэмиссионной политики (развитие рынков и повышение цен эмиссии, ускоренное внедрение систем улавливания и утилизации CO2, сохранение ряда преференций ВИЭ и так далее). Этот вариант примерно соответствует «Сценарию устойчивого развития» Международного энергетического агентства (МЭА) и позволяет достигнуть целей Парижского соглашения по сдерживанию климатических изменений (в отличие от ряда других сценариев).

Исходя из анализа BP, некоторые тенденции могут качественно отличаться в зависимости от сценария. К ним относятся:

  • Изменение объема парниковой эмиссии: в Сценариях 1, 2 и 3 он заметно увеличится к 2040 году по сравнению с нынешним уровнем; в Сценарии 4 — останется приблизительно таким же; в Сценариях 5 и 6 — уменьшится, соответственно, на ~25 % и ~50 %. Абсолютный объем глобальной эмиссии к 2040 году различается между крайними сценариями (1 и 6) примерно вдвое. Удельные показатели эмиссии снизятся в любом случае, но достигаемое к 2040 году уменьшение сильно различается в разных сценариях: например, сокращение выбросов в расчете на киловатт-час вырабатываемой электроэнергии может составить от ~30 % в Сценарии 1 и до ~95 % в Сценарии 6.
  • Изменение доли угля в балансе первичных источников энергии: в Сценариях 1, 2, 3 она меняется мало; в остальных заметно снижается, вплоть до кратного сокращения (Сценарий 6).
  • Изменение доли жидких углеводородов как топлива и сырья. В ближайшем будущем она возрастет во всех сценариях, однако в дальнейшем, к 2040 году, потребление таких углеводородов заметно увеличится лишь в Сценарии 1; останется примерно на сегодняшнем уровне в Сценариях 2 и 5; значительно снизится в Сценарии 6.
  • Влияние различных компонентов энергобаланса на сдерживание парниковой эмиссии. Оно различно при разных вариантах развития энергопотребления. Например, в Сценарии 1 темпы роста эмиссии сдерживаются прежде всего за счет увеличения роли газа, а также прироста ВИЭ. В Сценарии 6 эмиссия значительно сокращается, и ведущую роль в этом играют ВИЭ.

В то же время особого внимания заслуживают тренды, которые, по оценке BP, реализуются в той или иной степени при любом сценарии. К ним относятся:

  • Увеличение мирового энергопотребления (на ~20–35 % в разных сценариях). Следует заметить, что целый ряд других авторитетных экспертных структур и компаний топливно-энергетического комплекса (МЭА, EIA, IEEJ, OPEC, CNPC, IHS Markit, ExxonMobil, Statoil и другие) также предсказывают в долгосрочной перспективе прирост глобального энергопотребления. Ожидания BP относительно среднегодовых темпов этого процесса (~1,3 %) близки к верхней границе диапазона оценок перечисленных организаций (0,9–1,4 %).
  • Многократное увеличение роли ВИЭ. В частности, к 2040 году их удельный вес в генерации составит от 25 % (Сценарий 1) до 40 % (Сценарий 4). По сравнению с другими организациями топливно-энергетического комплекса (ТЭК), взгляды BP на перспективные темпы глобального роста ВИЭ (~7 % в год) одни из самых оптимистичных.
  • Сохранение ведущей роли органического топлива в энергобалансе, несмотря на ожидаемое снижение совокупного удельного веса нефти, газа и угля в разных сценариях. Похожую картину предсказывают многие другие экспертные организации и компании ТЭК. Оценки BP относительно перспективных темпов роста и конечных масштабов нефтегазового сектора близки к средним значениям таких прогнозов.
  • Почти повсеместное повышение энергоэффективности (как в отраслевом, так и в региональном аспектах) и ускорение темпов этого процесса по сравнению с предыдущими десятилетиями. В этом BP-EO/2018 по большому счету сходится с прогнозами многих других организаций ТЭК.
  • Ведущая роль Китая и Индии в целом ряде важнейших тенденций развития мировой энергетики: приросте энергопотребления, увеличении роли ВИЭ, сохранении весомой доли угля и нефти в глобальном энергобалансе и так далее. При этом в последней фазе рассматриваемого периода (в 2030-е годы) значение Индии возрастет, так что, например, по темпам роста энергопотребления она опередит Китай. Прогнозы многих других организаций также отводят этим двум странам роль ведущих драйверов развития глобального энергобаланса.
  • Повышение роли электротранспорта, прежде всего многократный рост парка электромобилей: даже в умеренном Сценарии 1 электромобили составят к 2040 году ~15 % всего автопарка и ~30 % пробега. При некоторых вариантах развития событий (например, Сценарии 2) темпы прироста будут намного выше. BP рассматривает «электромобилизацию» как один из важных факторов структурных изменений энергобаланса, в частности, увеличения доли электричества в соотношении первичных источников энергии. В этом году BP повысила почти вдвое ожидания относительно долгосрочных темпов прироста парка автомобилей на электрической и гибридной тяге. Наиболее значительное увеличение ожидается в последние пять лет (2035–2040), которые раньше не рассматривались: согласно Сценарию 1, в это время число подобных машин возрастет со 190 млн до 320 млн. Аналогичные оценки ряда других организаций (МЭА, OPEC, Bloomberg, IHS Markit, ExxonMobil) на те же годы колеблются в диапазоне ~180–550 млн автомобилей с тяговыми электродвигателями.
  • Увеличение масштабов применения энергоносителей в качестве химического сырья (исключая производство топлива). Так, в ряде сценариев (например, 1-м) десятки процентов прироста потребления углеводородов (в основном нефти и газа) объясняются расширением химического, а не энергетического их применения.

За оценками мира в целом кроются заметные различия по группам стран — как регионам, так и нерегиональным объединениям, таким как Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Скажем, энергопотребление ОЭСР (с которой принято ассоциировать развитые страны), по мнению экспертов BP, расти не будет, тогда как в целом ряде других государств и регионов оно увеличится, особенно в Китае, Индии и некоторых других развивающихся странах Азии.

По сравнению с аналогичными обзорами предыдущих лет, в BP-EO/2018 представлен еще более оптимистичный взгляд на перспективы ВИЭ и отчасти газа; в то же время компания понизила оценки будущей роли угля, атомной и гидрогенерации. В региональном разрезе BP теперь отводит Китаю немного меньше места в перспективной глобальной энергетике, чем в предыдущих обзорах, что объясняется ужесточением требований Пекина к энергоэффективности.

В аспекте конечного потребления энергии наиболее существенная корректировка взглядов BP относится к транспорту (в части электромобилей, как отмечалось выше), а также производственному сектору, в котором, по мнению компании, энергопотребление не будет увеличиваться так, как предполагалось раньше, поскольку более значительный прирост эффективности обеспечит дополнительную экономию энергоресурсов.

Что касается атомной энергетики, то нефтегазовый гигант по-прежнему ожидает в этом секторе долгосрочного роста, хотя его темпы оцениваются менее оптимистично, чем в предыдущие годы: например, в прошлогоднем обзоре BP ожидала на порядок большего увеличения абсолютного объема выработки АЭС. По мнению компании, она будет возрастать среднегодовыми темпами 1,8 % (против 2,3 % в прошлогоднем обзоре); в результате относительная роль ядерной генерации в электроэнергетике несколько снизится. На региональном уровне картина в этом секторе особенно контрастна: 90 % будущего глобального прироста объясняется бурным развитием атомной энергетики в Китае (где доля АЭС в энергобалансе вырастет, по оценке BP, с 2 % до 8 %), тогда как в странах ОЭСР ядерная генерация, наоборот, несколько сократится.

Тренды оценивал наш аналитик Ингард Шульга.
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.


ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА