С оглядкой на миссию минсредмаша
Виктор СИДОРЕНКО,
член-корреспондент РАН, советник директора НИЦ «Курчатовский институт»
Внутренняя конкуренция в Министерстве среднего машиностроения СССР всегда присутствовала в самых разных формах. Конкуренция на уровне команд выглядела скорее как борьба интеллектов, индивидуальное творчество физиков-теоретиков. Она зачастую была существенно острее, чем борьба групп, кланов на прикладном уровне. А в прикладной области, где идеи воплощаются в практику, где происходит реализация технических решений, конкурируют уже организации, которые этой технологией занимаются.

К сожалению, здесь на конкуренцию сильно влияет фактор финансирования тех или иных разработок. Предъявить что-либо практически полезное, не затратив на работу достаточного количества средств, очень трудно, особенно в такой отрасли, как атомная. А потратить можно тогда, когда ты эти средства получил.

При этом выбор: какое решение правильное, более эффективное с точки зрения надежности создаваемого изделия, его безопасности и других параметров, — очень сильно зависит от глубины проработки. А она, повторюсь, тесно связана с размерами средств, которые разработчикам удалось достать. Тут подключается и административный фактор. Его влияние зависит от глубины погружения того или иного руководителя — представителя администрации — в тему. Свойства личности тоже имеют значение.

Курчатов уникален был тем, что в нем мощь ученого, специалиста, исследователя сочеталась с хорошими организационными способностями. Даже на физтехе у Йоффе он был славен именно этим. А также глубокой порядочностью и умением работать с людьми, оценивать, что конкретный человек может или не может, на что он способен. Вот эти три элемента оказались собраны в одном человеке — в Игоре Васильевиче Курчатове, а это большая редкость.

Теоретику, такому, как Ландау, кроме арифмометра, линейки и бумаги, ничего не нужно. А в прикладной сфере необходимо сделать чертеж, проект, потом — образец, собрать установку, доказать, что она работает. Абсурдно заявлять, что предлагаемая тема актуальна, а проектное решение — оптимально, не опробовав его на практике. Это не серьезно.

Безусловно, важную роль играет научно-исследовательская экспертиза, которая помогает решить, какому проекту нужно финансирование, а какому — нет, какие разработки имеют право на жизнь и так далее. Это сегодня признанный и наиболее объективный рычаг.

В Минсредмаше, хоть это было и моноведомство, и авторитарное ведомство, роль Научно-технического совета была велика: проводившиеся там обсуждения отличались глубиной, к рекомендациям совета прислушивались. Увы, к сегодняшнему Научно-техническому совету есть претензии по структуре, формированию тем для обсуждения. Надо признать, что и роль совета в принятии административных решений недостаточна.

Форма организации экспертизы и характер ее реализации, круг привлеченных людей — все это важно. Эксперты — это те специалисты, которые имеют практический опыт и признание коллег. Эксперт отдельно от своих работ не существует.

Специалистов, которые согласятся взять на себя такую сложную работу, надо искать. Уверен, сегодня в атомной отрасли такие люди есть. Именно так появляются Курчатовы. Либо не появляются. В Минсредмаш они приходили из промышленности, вырастали из разработчиков, технологов, конструкторов. И становились руководителями, годами и десятилетиями двигались вверх по карьерной лестнице, демонстрировали свою способность к принятию правильных управленческих решений и организации работ.

Очень важно, чтобы человек имел внутренний запал для подобного рода деятельности. Это свойство характера. Не так просто найти необходимое сочетание качеств. В Минсредмаше такое сочетание формировалось самим процессом кристаллизации таких людей. Что содействовало их росту? Была цель: защитить страну, создать новую отрасль.
Сверхзадача двигала людьми и определяла их мотивацию. Сейчас на первый план выходит цель заработать деньги. Измельчение цели приводит к снижению эффективности ее достижения. На мой взгляд, выпячивание на первый план коммерческой цели очень мешает.
Приведу пример. Достаточно давно была поставлена четкая задача: разработать стратегию развития отрасли и ее структурных составляющих, подразделений — дивизионов, таких, как топливный, генерирующий, машиностроительный и так далее. Об этом заявляли публично, создавались соответствующие документы, велось множество разговоров и обсуждений.

Между тем отправной точкой должна стать цель всей отрасли, которую необходимо четко сформулировать. И на базе этой цели сформировать рациональную и правильную, эффективно-ориентированную стратегию. Которая, в свою очередь, должна определить стратегии развития дивизионов. Ставится задача, и подразделения формируют свою стратегию как тактику достижения общей цели.

А на деле последнее десятилетие ушло на формирование стратегий дивизионов, которые в результате между собой оказались в основном несогласованными. У каждого дивизиона цель — получить коммерческий результат своей деятельности. При этом дивизионы пытаются заработать друг на друге и между собой никак не стыкуются, потому что нет объединяющей логики.

К счастью, сегодня поставлена задача сформулировать общую стратегию отрасли, с учетом синергетического эффекта. Теперь дело за теми, кому предстоит эту задачу выполнить. Это уже вопрос к уровню руководителей и экспертов. Важно привлечь к этой работе специалистов в области ядерных технологий. Специалисты — это те, кто способен сделать так, чтобы одно с другим сочеталось, и готов потратить все свои силы на это.

Пока формулировали единую стратегию, попутно тратили средства на агитационные проекты. Конечно, если деньги на какую-то работу регулярно выделять, в конце концов она будет сделана. Но поможет ли эта разработка достичь тех целей, ради которых ее рекламировали? Сначала нужно проверить в комплексе все технологические решения, весь набор, посмотреть, будет ли он работать, прежде чем предъявлять его как основное направление развития отрасли.

Очень важный элемент, определяющий развитие отрасли — преемственность. Это тоже элемент стратегии. Сегодня атомная энергетика дошла до периода, когда ее можно назвать зрелой. И эта зрелость обеспечивалась, в том числе, опытом. Не получив опыта, ты не можешь претендовать на зрелое понимание технологии. А когда преемственность отвергается, происходит нарушение принципа формирования зрелой отрасли.

Высокие результаты Минсредмаша во многом были обусловлены тем, что у нас была цель, миссия. Заблуждение — считать, что сейчас, используя способы управления Минсредмаша — управляющие институты, совет управляющих, — можно заставить что-то эффективно работать. Не формы работали, а единая цель.

БИОГРАФИЯ
Виктор СИДОРЕНКО,
член-корреспондент РАН, советник директора НИЦ «Курчатовский институт»
Виктор Алексеевич Сидоренко, 1929 года рождения, российский ученый, член-корреспондент РАН.

Получил высшее образование в 1952 году по специальности «инженер-физик» (специализация — проектирование и эксплуатация физических приборов и установок); доктор технических наук, профессор.

Работал в Институте атомной энергии им. И. В. Курчатова, был первым заместителем председателя Госатомнадзора, а также заместителем министра РФ по атомной энергии (1993 – 1996 годы). Основные направления профессиональной деятельности: ядерная энергетика, безопасность ядерной энергетики, реакторная физика, теплофизика.

Член редколлегий журналов «Атомная энергия», «Природа», международной консультативной группы по ядерной безопасности при генеральном директоре МАГАТЭ и научных советов РАН. Дважды лауреат Государственной премии СССР.

Владеет английским и немецким языками; женат, имеет двоих детей; увлечения: туризм, автолюбительство.


ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА