Гаражные технологии как инженерная субкультура


Текст: Андрей Велесюк

В Америке существует большой и успешный опыт работы в гаражах — взять хотя бы Apple, прошедшую путь от гаража до компании с капитализацией $900 млрд. В России таких ярких историй успеха пока нет, но в наших гаражах тоже есть инженеры, изготавливающие корпуса гоночных катеров, запчасти для КамАЗов и даже детали космических ракет.


Фото: Росатом, TASS, собственность автора
«Гаражная экономика — это не просто зарабатывание денег, а хозяйственная деятельность в рамках индивидуального гаража или гаражно-строительного кооператива. Так мы понимали этот термин, когда занимались своим исследованием», — рассказывает менеджер управления образовательных инноваций и специальных международных программ Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Сергей Селеев.

Речь идет о проекте «Гаражная экономика в российской провинции», разработанном под эгидой фонда поддержки социальных исследований «Хамовники». Руководителем проекта стал главный редактор информационного агентства «Ульяновск — город новостей» Александр Павлов. Однако с тех пор, как в 2016 году результаты исследования были обнародованы, понятие «гаражная экономика» видоизменилось — теперь в него не совсем корректно включают едва ли не весь «серый» сектор экономики. Причем из-за размеров страны мало у кого получается хотя бы приблизительно подсчитать ее объем — по оценкам различных исследований, теневая экономика составляет от 20 % до 80 % ВВП страны.

Такой подход не совсем верен, ведь многие гаражники имеют легальный учетный статус и платят налоги. Поясним еще один момент: «гараж» — это собирательное понятие. Помимо традиционных боксов ГСК в него включают различные «базы» — остатки советских производств, которые сегодня активно сдаются в аренду, причем неофициально.

Локализация в виде гаражей появилась только в конце 1960-х годов, когда в СССР начали массово строить гаражные кооперативы. Однако по сути гаражная экономика — прямая наследница артелей, широко распространенных в дореволюционной России. Более того, немало гаражников работают по схеме «50 %»: владелец гаража сдает помещение в аренду мастеру, а себе берет половину выручки. Это уже отсылает нас к термину «половники» — так в России в XIV — начале XIX века называли крестьян, работавших на землевладельца и отдававших ему половину урожая.

Многие мастера-гаражники, обладающие уникальными умениями, набирают учеников-подмастерьев, которым передают свои знания в ходе совместной работы. Молодежь охотно идет учиться, пополняя ряды гаражников.
Четыре особенности гаражной экономики
Тема гаражной экономики практически не существует в информационном поле. Перед исследователем этого явления сразу же возникает очень много вопросов. Какими понятиями пользоваться при его описании? Нет даже примерного понимания численности гаражников. Однако уже сейчас можно выделить несколько ярких особенностей этой деятельности.

  • Там не работают традиционные уроки менеджмента. Директор мебельной фабрики «Форт» Александр Синеркин рассказывал, что, когда его производство разрослось, он попробовал его осовременить: ввел систему KPI, занялся HR-проблематикой. В результате объемы производства и выручки стали снижаться, и Александр быстро отказался от всех нововведений.
  • На специфику экономики влияют инфраструктура и крупные объекты, расположенные рядом. Если рядом кладбище, то в гаражах будут делать ограды и памятники. Если рядом завод, то там развернется соответствующая инженерная деятельность. К примеру, Наиль Порошин, более 30 лет отработавший инженером-испытателем на Димитровградском автоагрегатном заводе, последние пять лет ведет собственный канал на YouTube, посвященный карбюраторам и системам зажигания — 232 тысячи подписчиков и 70,5 млн просмотров. Всю работу Наиль выполняет в собственном гараже неподалеку от завода, куда он несколько десятилетий приносил бракованные карбюраторы и разбирал их.
  • Существует региональное распределение. На юге бóльшая часть гаражей отдана под жилые массивы (сказываются мягкость климата и спрос в высокий сезон), а Ульяновск благодаря гаражам фактически стал мебельной столицей России. Согласно приказу № 350ч министерства авиационной промышленности от 1 сентября 1975 года «О строительстве в Ульяновске авиационного промышленного комплекса» в советское время на левом берегу Волги стали строить корпуса и цеха будущего завода. Перестройка и распад СССР поставили на этих планах крест, а часть уже построенных корпусов и гаражей акционерного общества «Авиастар» отдали под мебельное производство. Сейчас на территории Ульяновска не менее 300 мебельных производств разных форматов.
  • У гаражников есть только одна реклама — сарафанное радио. Новоастраханское шоссе в Саратове — это целая улица гаражных автосервисов, шиномонтажей и автомоек протяженностью 3 км. Из 973 гаражных боксов работают 418, у каждого гаражника есть своя клиентура, весь сбыт строится на социальном взаимодействии и сарафанном радио. Поэтому, несмотря на высокую плотность одинаковых услуг, там нет никакой рекламы и отсутствует прямая конкуренция. При этом гаражники в 4–7 раз активнее пользуются услугами сотовой связи, чем среднестатистический абонент — для них успех измеряется количеством и разнообразием личных связей и полезных знакомств.
История гаражной экономики
24 сентября 1960 года
Выходит постановление Совета министров РСФСР № 1475 «Об организации кооперативов по строительству и эксплуатации коллективных гаражей-стоянок для автомобилей индивидуальных владельцев». В стране начинает формироваться массив гаражных кооперативов.

1970-е годы
Во многих ГСК выбирают «своих» председателей, которые перестают следить за выполнением жесткого требования: «в гараже должна стоять машина». Гаражами начинают изредка пользоваться для работы и складирования дефицитных материалов и товаров.

1980-е годы
Власти разрешают строить гаражи чуть большего размера и получать разрешения на строительство гаража в индивидуальном порядке. Одновременно ослабевает регулирование деятельности ГСК, поэтому гаражи начинают без особого риска использовать для экономической деятельности. Появляется термин «гаражник».

1990-е годы
Идет серьезное изменение нормативной базы; параллельно еще больше ослабляется регулирование деятельности ГСК, быстро растет количество гаражных массивов. Гаражи активно используются для бизнеса.

2000-е годы
Новая законодательная база позволяет строить гаражи без государственного разрешения — достаточно договориться с правлением ГСК. Собственники и арендаторы гаражных боксов получают право заниматься в гаражах любой разрешенной законом предпринимательской деятельностью. Появляются гаражи-офисы, гаражи-магазины, цеха на землях ГСК, а также гаражи-таунхаусы для отдыха и сдачи в аренду.

2010-е годы
Использование гаражей практически не регламентируется государством — все вопросы решаются исключительно в рамках ГСК. «Усовершенствованные» законы обеспечивают почти полную свободу строительства на землях гаражных кооперативов.
Инженеры в гаражах
Сейчас в гаражах делают практически все. На строительных рынках Ульяновска, Самары и Казани рассказывают, что основные поставщики гвоздей, сетки-рабицы, тротуарной плитки, бетонных блоков и фигурных жестяных элементов — гаражные производства. В Анапе более 50 % гаражей используются как жилой фонд. А в Казани Сергей Селеев и Александр Павлов и вовсе нашли гараж, в котором находился склад оружия, а в подвале — плантация марихуаны. Но все же исследователи отмечают, что криминал среди гаражников редкость, многие, наоборот, стараются все зарегистрировать и работать «в белую».

Инженеров среди гаражников не больше 5 %, причем они обычно держатся поодиночке или небольшими группами. Помимо уже упомянутого Наиля Порошина в Ульяновске работает гаражная лаборатория Future Lab, часть коворкинг-центра «Экспериментальное пространство Hub-Cafe», в которой разрабатывают проекты на платформе Arduino. У Future Lab есть все необходимое оборудование для работы с электроникой и справочная литература. Также в Ульяновске функционирует так называемое «Модельное бюро Мужикова» — в своем гараже Николай Мужиков разрабатывает корпуса гоночных катеров и ремонтирует высокофорсированные гоночные моторы. Несколько его работ победили на чемпионате мира в соревнованиях на водно-моторной технике класса «Формула-1» — Formula One UIM World Championship.

Встречаются и разработчики попроще. В кооперативе Кировского района Перми бывший инженер, не пожелавший назвать свое имя, занимается производством теплиц из поликарбоната. Станок для загибания каркаса он разработал сам, материалы закупает на оптовой базе, а сварку отдал на аутсорсинг коллеге. Ему помогает 12-летний сын, которому он платит зарплату. Для продвижения своей продукции инженер использует Avito и рекламу в местной газете.
В гаражах появляется инфраструктура, ориентированная исключительно на гаражников. Подобные магазины, кафе, столовые, парикмахерские, сауны, ветеринарные и стоматологические клиники распространены в „производственных" ГСК Ульяновска, Набережных Челнов, Казани, Тольятти, а также в крупных жилых ГСК Москвы и Анапы. В одном из жилых ГСК Анапы создана гостиница для животных и при ней — салон по их стрижке.
А. Б. Павлов, С. С. Селеев. «Гаражники»
Но собственные разработки — скорее исключение из правил; этим занимаются люди, которые давно хотели посвятить жизнь хобби. Большая часть гаражных инженеров работает на крупные отечественные предприятия. Например, в гаражных боксах Тольятти установлены станки с системой числового программного управления, на которых производятся контрафактные детали для автомобилей Lada. На них работают специалисты, уволенные по сокращению с завода. И хотя, по словам самих гаражников, заказов в последнее время стало меньше, таких производств в городе несколько десятков.

В Набережных Челнах, соответственно, во многих кооперативах производство связано с «КамАЗом». Практически каждый житель города знает о ГСК «Гренада» — кооперативе примерно на тысячу боксов с центральным отоплением. Основной вид работ в ГСК — производство запчастей для КамАЗов. При разработке стратегии развития города предлагалось вывести гаражников из тени, признав их официальными поставщиками завода.

— Судя по результатам наших опросов, это довольно распространенная схема сдачи госзаказа, — говорит С. Селеев. — На больших предприятиях осваивают полученные от государства деньги, затем размещают заказы у гаражников и сдают произведенную ими продукцию государству как собственную.

Напоследок вспомним историю, ставшую апогеем сращивания гаражной экономики с госзаказом. В 2012 году в Самарской области было возбуждено два уголовных дела «в связи с незаконным предпринимательством и злоупотреблением должностными полномочиями при производстве комплектующих к ракетно-космическим комплексам». Четырьмя годами ранее ЗАО «Волжское конструкторское бюро ракетно-космической корпорации "Энергия" имени Королева» получило госзаказ на изготовление оборудования для ракетно-космических комплексов, а именно: двух блоков холодной продувки для армейских устройств и агрегата заливки терморегулирования и вакуумирования в рамках модернизации ракеты «РН-СОЮЗ».

Как выяснили следователи, часть агрегатов для ракет изготовили в трех арендованных в Самаре гаражных боксах, за что было выплачено свыше 14 млн руб. Испытания агрегатов в Москве и на Байконуре вполне ожидаемо провалились, после чего началось следствие, и заместитель генерального конструктора отправился под суд.

В последнее время власти все активнее пытаются вывести из тени так называемых самозанятых граждан. Правительство даже освободило от уплаты налогов в 2017 и 2018 годах нянь, репетиторов и домработниц. Однако успеха это не принесло: согласно исследованию ResearchMe, 39 % самозанятых не считают нужным платить налоги, так как они ничего не ждут от государства, а 29 % сами решают вопросы своего социального обеспечения. В итоге министр экономического развития РФ Максим Орешкин на заседании комитета Совета Федерации по экономической политике признал провал легализации самозанятых и предложил изменить систему налогообложения. Для легализации доходов самозанятых нужен удобный режим налогообложения, переход к транзакционным налогам, чтобы они платили только проценты с денежных поступлений. Так или иначе, пока не разработан действующий инструмент, который помог бы решить эту проблему.
Средние доходы гаражников
Дешевая, но никому не нужная разработка
В Уральском федеральном университете несколько лет назад были созданы опытные образцы прибора и детектора, показавшие возможность измерения средних и высоких доз излучений; они применимы при лечении онкологических заболеваний и на предприятиях атомной отрасли. Со временем это переросло в проект автоматизированной дозиметрической системы «Грей» для промышленности, экологии и медицины.

«Нельзя назвать Уральский федеральный университет гаражом, но если учесть, что команда проекта работала над ним в свободное от основных обязанностей время, то данный продукт, наверное, можно назвать гаражной разработкой, — считает один из участников проекта, доцент УрФУ Сергей Звонарев. — Однако у нас были преимущества перед обычным гаражом: возможность работать в аккредитованной радиационной лаборатории и наличие высококвалифицированных кадров».

На рынке у автоматизированной дозиметрической системы «Грей» достаточно аналогов, но конкуренты используют иные принципы регистрации ионизирующего излучения. Метод уральских ученых основан на явлении термолюминесценции, которое используется сегодня только для регистрации низких доз. У этого метода есть очевидное преимущество — возможность многократного применения детектора, делающая единичное измерение достаточно дешевым.

Для реализации проекта привлекались различные источники, включая собственные средства, индивидуальные гранты членов команды и гранты на реализацию проекта от инфраструктурного хаба малого и среднего предпринимательства Свердловской области и фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (фонда Бортника). Сами участники относятся к своему успеху скептически: ни один прибор пока не продан, не заключено ни одного контракта на поставки, хотя несколько предприятий были заинтересованы в системе «Грей». «Может быть, наша ошибка в том, что на конечном этапе мы не нашли средств для перехода от экспериментальной установки к конечному продукту и его промышленным испытаниям», — говорит С. Звонарев.

Назвать такие разработки в полном смысле слова гаражными нельзя, поскольку, например, невозможно разместить в гараже источник ионизирующего излучения и проводить испытания там. Однако по духу и по сути эта разработка безусловно гаражная. И опыт ее показывает, что, прежде чем создавать продукт, необходимо заранее договориться о возможных контрактах и заложить в смету расходы на промышленные испытания, без которых представители ядерной отрасли ничего не купят. Вывод: скорее всего, инженеры-одиночки продолжат работать в гаражах, но производить они будут массовый продукт. Высокотехнологичные решения останутся уделом университетов либо крупных компаний, имеющих технопарки или исследовательские центры и готовые высокопрофессиональные команды.

Комментарии экспертов

Александр Фертман,
директор по науке, технологиям и образованию фонда «Сколково»:

— Гаражная экономика в России — это условная «гаражная экономика». Как только такие гиганты, как «АвтоВАЗ» и «КамАЗ», нормально выстроили цепочки поставки комплектующих, в их экосистемах заработали законы современного промышленного производства, и места для «гаражных поделок» в них не осталось.

Думаю, и другие крупные производители со временем перейдут к общемировой практике. Гаражу трудно конкурировать с правильно отстроенным высокотехнологичным предприятием в условиях массового производства уже сегодня, а на следующем этапе, когда использование подходов Индустрии 4.0 снизит цену кастомизации продуктов, гаражные предприятия будут вытесняться и из нишевых рынков.

Важнейшие узлы в такой цепочке — контроль качества на входе и выходе производственного процесса; если в гараже стоит хорошая производственная линия с нормальными системами контроля качества, то это уже не гаражная экономика, а обычная оптимизация расходов на аренду помещения. Может ли сейчас что-то высококачественное выйти из гаража (где разработки проводятся без необходимого оборудования и пренебрегают современными методами исследований)? На мой взгляд, вряд ли. Примеры из вашего материала, в первую очередь, относятся к сфере промышленного производства, где нет места для новых разработок.

Бывают ситуации, когда высокие технологии и новые разработки появляются в местах, для этого не приспособленных. И вот это, повторюсь, я и считаю гаражной экономикой. К сожалению, часть научно-исследовательской системы страны сейчас представляет собой тот самый «гараж» — локальное любительство, где люди соревнуются сами с собой или с ребятами из соседнего гаража, без индустриальных задач и представления о том, чтó делают их коллеги по схожей тематике в Европе, Азии, Америке. Некоторые даже гордятся этим!

Ведутся ли серьезные технологические разработки в обычных гаражах? Мне об этом ничего неизвестно. Современные технологии требуют совершенно другого подхода, сложного оборудования и серьезной коллективной работы. Поэтому для новых Кулибиных-самоучек остаются небольшие ниши и частные заказы, но их и оттуда постепенно будут вытеснять, оставляя только «тяжелые» направления вроде ремонта древнего, но по-прежнему нужного оборудования.

Это не значит, что в экономике не остается места малым и средним предприятиям. Наоборот, мобильность таких компаний делает их на стадии развития нового рынка очень конкурентоспособными. Но только если они применяют современные методы исследования и управления, а главное —умеют оперативно организовывать новые эффективные системы кооперации для быстрого создания высокотехнологичных продуктов и услуг.


Павел Сушков,
руководитель образовательных программ АО «Наука и инновации»:

Если говорить о мире инноваций и технологий, то под термином «гараж», прежде всего, следует понимать формат для запуска инновации, который предполагает свободу инициативы, гибкость при принятии решений, минимизацию ресурсов, максимизацию мотивации и ответственности команды проекта. В этом смысле «гаражность» — синоним стартапа.

Поэтому достаточно часто можно встретить метку «гараж» в названиях инициатив и программ по развитию инноваций, например, BMW Sturtup Garage (проект, занимающийся развитием стартапов в направлении встраивания разработок в концепты будущих автомобилей). Образ гаража совместим с современным пространством, коворкингом, например.

Насколько «гаражность» уместна и полезна в атомной отрасли? С одной стороны, вход в ядерные технологии — это дорогое удовольствие, а выход из них — еще более дорогое. Существует немало ограничений с точки зрения безопасности и разрешительных процедур. Можно вспомнить известный пример, когда американский школьник Дэвид Хан пытался создать самодельный ядерный реактор-размножитель в сарае рядом со своим домом на окраине Детройта. Эксперимент «радиоактивного бойскаута» закончился вмешательством ФБР, огромным штрафом и зачисткой сарая вместе с самодельным реактором. С другой стороны, в Росатоме немало направлений, где запуск инноваций с помощью классического или внутреннего стартапа возможен и даже необходим. Сегодня для многих высокотехнологичных компаний привлечение внешней инициативы, сети стартапов — это магистральный путь развития и выживания в конкурентной среде. Но это не отменяет корпоративный сектор R&D и проектное управление — объединяя разные модели инновационного развития, можно добиться большей эффективности.

Например, если проанализировать статистику конкурса «Инновационный лидер атомной отрасли», то из почти 800 проектов, которые прошли через конкурс, около 5 % вполне могли бы быть реализованы гаражным способом, и я думаю, что в этом случае они были бы более эффективными. Например, проекты создания различных малых устройств; проекты, связанные с моделированием инженерных процессов; проекты в области создания новых продуктов.

Пока реальных гаражных проектов, работающих в интересах Росатома, немного. Сейчас мы общаемся с командами инженеров-исследователей из НИТУ МИСиС, которые делают интересные проекты. Один из них — это создание бета-вольтаических элементов для автономных источников питания (новый долгосрочный и эффективный источник энергии), другой направлен на разработку новых нейтронопоглощающих материалов (для хранения и утилизации РАО).

Есть и еще один очень важный аспект — развитие гаражной культуры в целом позитивно влияет на повышение уровня инженерной подготовки молодых профессионалов. Известный принцип подготовки инженера-физика — «головой и руками». Полноценно ввести этот принцип в практику можно, если добиться от молодежи интереса к мейкерству. Поэтому не может не радовать развитие таких национальных проектов, как Кванториум. Росатом поддерживает подобные начинания. Один из примеров — конкурс для старшеклассников «Юниор», который ежегодно проходит в НИЯУ МИФИ и является частью крупнейшего в мире научно-инженерного форума ISEF.
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА