Концерн вырвался из сетей

Завершилась затянувшаяся дискуссия «Росэнергоатома» и Федеральной сетевой компании по вопросу оплаты подключения новых АЭС к высоковольтным сетям. Найденное решение в целом устраивает обе стороны: «Росэнергоатом» согласен оплачивать техприсоединение новых АЭС, а все расходы ему будут компенсированы через ДПМ, оплачиваемый потребителями оптового рынка.
Затраты на техприсоединение новых блоков АЭС к сетям ФСК с 2016 года включены в состав цен в договорах на поставку мощности, сообщил заместитель директора департамента энергосбыта и коммерческого диспетчирования «Росэнергоатома» Алексей Новиков, выступая 25 мая на МНТК-2016. Соответствующий проект постановления находится на рассмотрении в правительстве РФ.

Договоры на поставку мощности — взаимные обязательства генераторов и государства. Генератор, заключивший ДПМ, обязуется ввести новые энергомощности в срок, а государство гарантирует инвестору возврат вложений. Платеж по ДПМ включается в счета потребителя за электроэнергию. А. Новиков уточнил, что новая схема оплаты техприсоединения будет распространяться на все новые АЭС, которые строятся «Росэнергоатомом» в рамках ДПМ (это семь блоков до 2019 года. — Прим. ред.)

По словам А. Новикова, достигнута договоренность о том, что на выплату стоимости техприсоединения концерну будет предоставляться 10-летняя рассрочка. «Стоимость сетей немаленькая, нельзя всю сумму требовать одномоментно», — пояснил наш собеседник. Так, стоимость техприсоедения введенного в 2015 году в промышленную эксплуатацию 3-го блока Ростовской АЭС с реактором ВВЭР-1000 оценивается в 7,7 млрд рублей.

Осталось договориться о деталях, а именно о том, будут ли за право отложить платежи взиматься проценты. Первоначально обсуждалось, что рассрочка будет беспроцентной. Однако в июне ФСК предложила сделать ее платной — например, под ­10,5–11 % годовых. По расчетам компании, при общей сумме подключения АЭС и ГЭС в 90 млрд рублей, за счет взимания процентов компания могла бы дополнительно выручить около 30 млрд рублей.

Соответствующие предложения она уже направила в Минэнерго. Принимая во внимание то, что вырученные средства ФСК планирует вложить в строительство электросетей для БАМа и Транссиба, в то время как ранее она предполагала аналогичную сумму запросить в Фонде национального благосостояния, эта идея имеет все шансы найти поддержку у чиновников. ФСК ожидает решения властей по вопросу платной рассрочки до конца июля.

Условия оплаты техприсоединения АЭС и ГЭС изначально отличались от схемы, принятой для тепловых генераторов. Согласно договоренностям, достигнутым в конце энергореформы, Федеральная сетевая компания, управляющая магистральными линиями, строила ЛЭП к новым атомным блокам и блокам гидростанций за свой счет, компенсируя затраты тарифами на передачу электроэнергии. Расходы же на подключение «тепловиков» сразу включались в ДПМ.

Но в ноябре 2013 года были внесены поправки в закон об электроэнергетике, которые позволили ФСК взимать плату за техприсоединение со всех генераторов. За счет нового источника сетевая компания планировала закрыть дефицит финансирования инвестпрограммы, который возник вследствие ограничения роста энерготарифов в стране. «Росэнергоатом» не согласился с такой постановкой вопроса, и дискуссия продолжилась в правительстве, Минэнерго и ФСТ.

Как писали в тот период СМИ, Минэнерго было не против новой нормы, но отмечало, что большинство заявок на техприсоединение компании подали еще до изменения законодательства. А Минэкономразвития предлагало разделить обязанность финансирования техприсоединения между ФСК и энергокомпаниями.

Представитель ФСТ в беседе с нашим корреспондентом высказывал несогласие с позицией «Росэнергоатома», однако оговаривался, что все эти расходы должны быть учтены в доходах (тарифах) концерна.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА