Летопись ядерного ренессанса


Текст: Ингард ШУЛЬГА

Новейшая история атомной отрасли России началась ровно в середине нулевых — с приходом в отрасль Сергея Кириенко и принятием первой госпрограммы развития (ФЦП РАЭПК). Однако формальный отсчет, пожалуй, имеет смысл вести с момента учреждения госкорпорации «Росатом» на базе одноименного федерального агентства. В этой подборке представлена летопись ключевых событий новейшей истории отрасли.


Фото: Росатом, ТАСС, Flickr/ NNSANews
2006
Начиная с 2005 года под координацией Федерального агентства по атомной энергии разрабатывалась стратегия дальнейшего развития отрасли. Она была воплощена, прежде всего, в принятой в октябре 2006 года Федеральной целевой программе «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007–2010 годы и на перспективу до 2015 года» (ФЦП РАЭПК).

Новая программа предусматривала оживление в атомном секторе после стагнации 1990-х годов, в том числе опережающий по сравнению с остальной энергетикой рост ядерной генерации, восстановление и развитие ядерно-топливного цикла. При этом выделялись адекватные задачам финансовые ресурсы: только на открытые статьи расходов — около 1,5 трлн руб., почти половина которых поступала из госбюджета.

Возобновилось строительство блока № 4 Белоярской АЭС с реактором на быстрых нейтронах БН-800, которое велось с длительными перерывами начиная с 1984 года.

В марте была учреждена компания «Атомэнергомаш», впоследствии ставшая ядром энергомашиностроительного дивизиона Росатома.

В сентябре был запущен новый оптовый рынок электроэнергии (НОРЭМ); постепенно для атомных станций расширились возможности торговли электричеством по нерегулируемым ценам, что благоприятно отразилось на экономических показателях ядерной генерации.

В октябре Росатом выиграл тендер на строительство АЭС «Белене» в Болгарии, где планировалось построить два блока ВВЭР-1000.

ТВЭЛ выиграл конкурсы на поставку ТВС для двух реакторов ВВЭР-1000 в Чехии (АЭС «Темелин») и двух ВВЭР-440 в Финляндии (АЭС «Ловииса»), восстановив впоследствии российскую монополию на рынке ядерного топлива Евросоюза, которая сохраняется до настоящего времени.
Комментарий эксперта

Сергей Кириенко,
Председатель Наблюдательного совета ГК «Росатом», первый замглавы Администрации Президента, выдержки из интервью телеканалу «Вести-24»:

— Хорошо помню, как создавалась корпорация. На момент принятия этого решения мы просидели на одном из совещаний в кабинете (Президента РФ) Владимира Владимировича Путина в Кремле 3 часа 40 минут. Оппоненты говорили, что все, что предлагается по созданию корпорации «Росатом», в общем-то противоречит действующему на тот момент законодательству. Это правда, потому что законодательство предполагает принципиальное разделение полномочий хозяйствующего субъекта и органов государственной власти. А мы доказывали, что как раз уникальность Минсредмаша была в том, что это одновременно и государственный орган, но с другой стороны, это отрасль, уникальный хозяйствующий субъект, государство в государстве.

Выслушав весь этот набор аргументов, Владимир Владимирович тогда сказал: «Да, вы правы, такого в стране нет. Но и атомная отрасль у нас только одна. Если под нее надо принять уникальное законодательство, аналогов которому у нас в стране нет, значит, мы будем его принимать». Так родился закон о госкорпорации «Росатом».

Мы правильно поймали момент. Если бы в 2007–2008 году не произошло объединение атомной отрасли, то момент был бы упущен. Благодаря принятию в 2007 году решения президента была создана госкорпорация, заново собрали всю технологическую цепочку, усилили ее. Это позволило нам в момент, когда открылось окно на мировом рынке, выйти с уникальным предложением. И это помогло нам не только сохраниться на мировом рынке, а потеснить всех конкурентов.

2007
На протяжении года было принято несколько документов, регламентирующих структурные преобразования в атомной индустрии: Федеральный закон № 13-ФЗ «Об особенностях управления и распоряжения имуществом и акциями организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 5 февраля 2007 года; указ Президента РФ № 556 «О реструктуризации атомного энергопромышленного комплекса Российской Федерации» от 27 апреля 2007 года; Федеральный закон № 317-ФЗ «О Государственной корпорации по атомной энергии „Росатом"» от 1 декабря 2007 года.

В соответствии с этими законодательными актами большинство предприятий атомной отрасли были последовательно преобразованы в хозяйственные общества (главным образом акционерные); в декабре была создана госкорпорация «Росатом», объединившая под общим управлением все активы гражданской части атомной индустрии и ядерно-оружейного комплекса (ЯОК). При этом было упразднено Федеральное агентство по атомной энергии; его полномочия перешли к госкорпорации «Росатом», гендиректором которой стал глава ликвидированного ведомства Сергей Кириенко.

В марте вошел в строй последний атомный ледокол модернизированного советского проекта второго поколения «50 лет Победы», строительство которого велось с 1989 года. С 1950-х годов по настоящее время в стране было введено в эксплуатацию девять атомных ледоколов, из которых в активной эксплуатации остается четыре. Все действующие ледоколы, а также не имеющий аналогов в мире контейнеровоз-лихтеровоз с ледокольным форштевнем и ядерной силовой установкой «Севморпуть» были заложены в советское время на верфях России, Украины и Финляндии, оснащались ядерными реакторами отечественных конструкций.
Комментарий эксперта

Виктор Опекунов,
советник генерального директора ГК «Росатом», президент СРО атомной отрасли:

— Толчок к развитию и ренессансу отрасли дало принятие первой федеральной программы по развитию атомного энергопромышленного комплекса. Отрасль стала финансироваться.

Одно из важнейших событий — приход Сергея Кириенко. Это случилось еще до появления такой формы, как госкорпорация. С его приходом произошел коренной поворот в развитии отрасли, одним из следствий которого стало создание корпорации.

Конечно, важнейший момент — принятие федерального закона о корпорации «Росатом» в 2007 году. Я в то время был депутатом Госдумы, возглавлял рабочую группу, которая готовила принятие этого законопроекта, докладывал его во всех чтениях и на пленарном заседании. Так что я, можно сказать, стоял у истоков создания корпорации. Мы тогда очень интенсивно работали с представителями Росатома: Татьяной Леонидовной Ельфимовой, юристами. Это была очень серьезная работа, которую, кстати говоря, все мы проводили впервые — ведь решение о создании госкорпорации стало уникальным для России.

Назову еще одно событие. Помню, как мы еще до создания госкорпорации сумели добиться выделения первого миллиарда рублей на продолжение строительства энергоблока БН-800 на Белоярской АЭС. Это была очень серьезная битва. Тогда министром финансов был Алексей Леонидович Кудрин. Я приходил к нему несколько раз с этим вопросом. Много помогали депутаты нашей фракции. Миллиард был выделен. А затем Росатом сумел достроить и ввести в строй этот уникальный блок.

В марте была принята долгосрочная Программа увеличения выработки электроэнергии на действующих энергоблоках АЭС концерна «Росэнергоатом» на 2007–2015 годы, которая, с учетом последующих корректировок, заложила основы для заметного повышения производительности ряда российских атомных станций. Оно достигалось за счет наращивания эффективности эксплуатации, а также увеличения мощности и КПД энергоблоков в ходе их поочередной модернизации. В результате среднегодовой КИУМ российских ядерных энергоблоков, который в 1990-х годах падал до отметок ~52–54 %, к концу 2000-х годов колебался возле уровня ~80 %, а в нынешнем десятилетии варьировался в диапазоне ~78–86 %. Программа повышения мощности к настоящему времени обеспечила ее прирост до 104 % на большинстве блоков ВВЭР, а на отдельных — даже на 107 %; далее рассматривается повышение до 110 % для ряда блоков, начиная с пилотного проекта на Балаковской АЭС. Однако риски ускоренной деформации графитовых каналов реакторов РБМК-1000, которые были окончательно оценены к началу 2010-х годов, потребовали восстановления графитовой кладки, начиная со старейших блоков; длительных перерывов в работе отдельных энергоблоков с такими реакторами (сдерживавших динамику общеотраслевого КИУМ), а также обусловили сокращение их предполагаемого предельного срока службы до 45 лет и отказ от планов повышения тепловой мощности этих реакторных установок.
В мае и августе были введены в эксплуатацию блоки №№ 1, 2 Тяньваньской АЭС в Китае с реакторами ВВЭР-1000. Строительство первой очереди этой станции стало первым проектом с внедрением российской реакторной энергетической технологии за рубежом, осуществленным от начала до конца после распада СССР. Правда, Россия выступала главным образом как поставщик технологии и топлива, сооружение станции вели китайские компании. Это не способствовало восстановлению российского строительного комплекса, основательно деградировавшего в 1990-х годах.

В июле была утверждена ФЦП «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года». Документ предусматривал решение первоочередных проблем, накопленных в предыдущие годы и десятилетия в сферах ядерного наследия, обращения с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом, вывода из эксплуатации объектов использования атомной энергии. Основные задачи, поставленные программой, заключались в том, чтобы, обеспечив гарантированное финансирование и реализацию наиболее срочных проектов в сфере бэкенда, стабилизировать ситуацию на объектах ядерного наследия, сведя к минимуму риски возникновения тяжелых аварий; сформировать современную нормативно-правовую базу и инфраструктуру в области обращения с ОЯТ и РАО, вывода из эксплуатации, заложив основы для перспективного устойчивого развития бэкенда.

Проектный комплекс атомной отрасли был разделен на три основных центра: московский «Атомэнергопроект», нижегородский НИАЭП и санкт-петербургский СПбАЭП, — ставших затем акционерными обществами. Впоследствии они получили строительные активы и в течение нескольких лет выступали в качестве подрядчиков в ряде проектов сооружения ядерных объектов в России и за рубежом.

«Атомэнергомаш» учредил совместное предприятие с французской Alstom (впоследствии перешедшей под контроль американской GE) для поставки тихоходных паровых турбин семейства «Арабель» с целью оснащения ими ряда новых проектов ВВЭР-ТОИ и АЭС-2006. Использование так называемой тихоходной турбины (1500 оборотов в минуту) предпочтительно на ряде мировых рынков по сравнению с быстроходными вариантами (3000 оборотов в минуту), используемыми в проектах АЭС-2006 для НВАЭС-2 и ЛАЭС.Применение быстроходной турбины могло бы стать потенциальным ограничением для продвижения ВВЭР-ТОИ в отдельных государствах, чьи энергосистемы работают с частотой тока 60 Гц. Для таких случаев потребовалось бы создание новых турбин насыщенного пара на 3600 оборотов в минуту, которых для ядерных энергоблоков подобной мощности (свыше 1200 МВт) в мире не существует.
2008
В июне-октябре началось внедрение первых легководных реакторов ВВЭР-1200 поколения III+: строительство двух блоков проекта АЭС-2006 на Нововоронежской АЭС-2 и Ленинградской АЭС-2.

Атомный ледокольный флот вернулся в лоно ядерной отрасли: в состав Росатома вошел ФГУП «Атомфлот», в ведение которого затем были переданы ледоколы с ядерными силовыми установками, прежде находившиеся под управлением судоходной компании «Мурманское морское пароходство», подчиненной министерству транспорта.

Росатом консолидировал активы добычи урана: в подчинение госкорпорации перешел урановый холдинг АРМЗ, который, в свою очередь, приобрел абсолютный контроль над важнейшими уранодобывающими предприятиями, включая российские акционерные общества ППГХО, «Хиагда» и «Далур». Ранее контроль над урановыми активами был размыт и принадлежал различным организациям.

Комментарий эксперта

Андрей Петров,
генеральный директор концерна «Росэнергоатом»:

— В 2007‒2008 годах я работал директором Смоленской АЭС. Становление госкорпорации происходило на моих глазах. Первая важная веха — структурное построение госкорпорации в соответствии с теми задачами, которые были поставлены как внутри отрасли, так и на внешнем рынке. Создание дивизионов в том виде, в котором они сегодня существуют, было правильным решением. Я как руководитель дивизиона это прекрасно понимаю.

Вторая веха — это новые стройки. От деклараций и планов мы перешли к выполнению задач. Создали проект блока поколения III+ — в этом году ввели в промышленную эксплуатацию первый блок НВАЭС-2. Это большая работа всей отрасли. Теперь этот, действительно инновационный, продукт мы можем показать нашим покупателям. Партнеры из Турции, Финляндии, Венгрии — частые гости на наших действующих блоках.

Лично для меня значимое событие этого периода — то, что я стал руководителем дивизиона. Это огромный личный вызов. Объем задач увеличился кратно, времени мало, но работать интересно.

Сегодня мы с возрастающим интересом смотрим за рубеж. Надеюсь, что в ближайшее время концерн станет активным игроком на международном рынке. Тот опыт, который мы получили при сооружении и вводе в эксплуатацию АЭС внутри страны, нужно использовать.

2009
Началось поэтапное приобретение контроля над канадской компанией Uranium One Inc., которое завершилось в 2013 году ее полным поглощением со стороны АРМЗ. В дальнейшем вокруг этой компании сформировался отдельный от АРМЗ международный горнорудный дивизион Росатома, ныне обеспечивающий свыше половины добычи урана госкорпорацией, причем наиболее рентабельную ее часть.

В мае был дан повторный старт строительству плавучей АЭС «Академик Ломоносов» на базе пары модифицированных ледокольных реакторов с кассетной активной зоной, получивших название КЛТ-40С. Хотя двумя годами ранее проект формально стартовал на северодвинском «Севмаше», из-за разногласий с подрядчиком Росатом передал контракт Балтийскому заводу в Санкт-Петербурге, где и состоялась повторная закладка несамоходного судна. Строительство так называемой плавучей атомной теплоэлектростанции (ПАТЭС) и здесь затянулось до декабря 2016 года, а ее ввод в эксплуатацию в Певеке (Чукотка) теперь ожидается в конце 2019 года. Госкорпорация рассматривает возможность строительства серии подобных станций для российского и зарубежных рынков при наличии спроса, а также сотрудничества в создании совместного проекта плавучего энергоблока с китайскими компаниями, которые, наряду с российскими, проявляют наибольшую активность на данном рынке.

Комментарий эксперта

Олег Крюков,
директор по государственной политике в области РАО, ОЯТ и ВЭ ЯРОО ГК «Росатом»:

— Самое важное — то, что сегодня Росатом строит больше всех. Мы продвинулись на международном рынке и очень хорошо там закрепились. Если брать сферу моей деятельности, тут также многое сделано. Появились пункты окончательной изоляции РАО, проведен целый комплекс работ по решению проблем наследия. Так что Росатом сегодня можно назвать очень экологичной компанией. У нас есть мощная поддержка государства, есть высококвалифицированный и интеллектуальный персонал. Уверен, что в следующие 10 лет мы будем интенсивно развиваться и нас будет сложно остановить.

Сегодня, с учетом большого количества строек — а их в отрасли будет становиться только больше, — важно навести там порядок. Шлифовать взаимоотношения с субподрядчиками. Повышать квалификацию технических заказчиков. Производительность строительных организаций сегодня на низком уровне — в этом направлении также надо работать.

Началось сооружение новых ядерных энергоблоков: № 2 Нововоронежской АЭС-2 с реактором ВВЭР-1200 (в июле) и № 3 Ростовской АЭС с модернизированной реакторной установкой ВВЭР-1000 (в сентябре).

Возник первый прецедент равноправного партнерства Росатома с негосударственной структурой для создания и внедрения новой ядерной установки: Росатом и частная энергокомпания «ЕвроСибЭнерго» (впоследствии ПАО «Иркутскэнерго») учредили на паритетных основаниях акционерное общество «АКМЭ-инжиниринг», которое взялось за создание и маркетинг малого быстрого реактора. В рамках проекта прорабатывалась конструкция компактного реактора на быстрых нейтронах интегральной компоновки, со свинцово-висмутовым теплоносителем, получившая название СВБР-100. Задача создания конструкции подобного типа в 2010 году была включена в ФЦП развития ядерных энергетических технологий (см. ниже). Проект базировался на опыте внедрения в СССР реакторных установок на промежуточных нейтронах с эвтектикой свинец-висмут и бериллиевым замедлителем. Они использовались в серии уникальных советских ударных субмарин, наиболее быстроходных и маневренных в истории мирового флота. Однако на фоне осложнения экономической обстановки и роста стоимости проекта в последние годы перспективы его реализации оказались под вопросом.
2010
В феврале правительство утвердило ФЦП «Ядерные энерготехнологии нового поколения на период 2010–2015 годов и на перспективу до 2020 года».

Основной целью программы было создание перспективного технологического фундамента атомной энергетики — замкнутого ядерно-топливного цикла (ЗЯТЦ) на основе реакторов на быстрых нейтронах с внутренне присущей безопасностью. Документ предусматривал, в частности, создание нового плотного смешанного уран-плутониевого топлива для быстрых реакторов и опытно-демонстрационного энергокомплекса (ОДЭК), обеспечивающего замкнутый ЯТЦ в пределах одной площадки и включающего быстрый реактор новой конструкции со свинцовым теплоносителем, объекты переработки ОЯТ, фабрикации и рефабрикации плотного топлива; разработку нового промышленного энергоблока на базе реактора с натриевым теплоносителем и блока с быстрым реактором со свинцово-висмутовым теплоносителем. Программа предусматривает освоение в России новых технологий производства МОКС-топлива и переработки ОЯТ реакторов на быстрых нейтронах, в том числе для создания централизованных мощностей такой переработки. Другой комплексной задачей стали обновление и расширение научно-исследовательской и экспериментальной базы отрасли, включая строительство многоцелевого быстрого исследовательского реактора (МБИР).

В апреле на ГХК был остановлен последний российский промышленный (двухцелевой) уран-графитовый реактор АДЭ-2, проработавший около 46 лет. С 1987 по 2010 год в России на площадках ГХК, СХК и «Маяк» прекратили работу 13 ПУГРов, прежде осуществлявших наработку плутония и (некоторые) энергоснабжение близлежащей производственной и жилой инфраструктуры.

В апреле началось строительство блока № 2 ЛАЭС-2 на основе реактора ВВЭР-1200, а в июне — блока № 4 Ростовской АЭС на базе реакторной установки ВВЭР-1000. В декабре был введен в эксплуатацию энергоблок № 2 Ростовской АЭС.

Была принята новая концепция утилизации вооружений и военной техники в рамках ЯОК, в соответствии с которой впоследствии создавалась и использовалась современная инфраструктура разделки кораблей с ядерными силовыми установками и судов атомного технологического обслуживания, кондиционирования и хранения РАО флота, осуществлялось освоение технологий переработки ряда видов ОЯТ и так далее.
Комментарий эксперта

Дмитрий Парамонов,
директор программы по развитию продукта АЭС ГК «Росатом»:

— За 10 лет созданы предпосылки для грандиозного успеха на мировом рынке. Под предпосылками я имею в виду огромный портфель заказов — это и есть, на мой взгляд, первый важнейший итог десятилетия. На следующие 10 лет задача — эти предпосылки превратить в реальность. Второе важнейшее достижение — пуск первого блока поколения III+ на НВАЭС-2. Третьим важнейшим результатом стало то, что нам удается следовать выработанной стратегии по замыканию ЯТЦ на базе быстрых реакторов.

Чтобы реализовать портфель заказов, который у Росатома сегодня есть, нужно в первую очередь выполнять все, что уже намечено, использовать те инструменты, которые есть. Не надо искать некое волшебное решение, которое все поправит и ускорит. Реализация всех намеченных планов — это долгая и упорная работа. Проблем на стройке всегда хватает. Самые главные — это низкая дисциплина, лень и нежелание искать креативные решения.

2011
Официально сформировалось проектное направление «Прорыв», в рамках которого конкретизированы и решаются некоторые важнейшие задачи, поставленные ФЦП «Ядерные энерготехнологии нового поколения…», прежде всего разрабатывается технология и осваивается производство плотного смешанного нитридного уран-плутониевого топлива (СНУП); к середине 2020-х годов на площадке СХК будет создан опытно-демонстрационный энергокомплекс, включающий реактор со свинцовым теплоносителем БРЕСТ-ОД-300, пристанционные модули переработки ОЯТ, фабрикации и рефабрикации плотного нитридного топлива.

Если эксплуатация ОДЭК покажет жизнеспособность технологии, предполагается ее масштабировать: создать промышленный энергокомплекс на базе кратно более мощного свинцового реактора. Другая перспективная задача в рамках «Прорыва» — развитие альтернативной технологии: разработка энергоблока с натриевым быстрым реактором БН-1200, обладающего экономическими параметрами, сравнимыми с легководными реакторными установками. Планы правительства предусматривают возможность внедрения подобной конструкции до 2030 года.

В июле был принят Федеральный закон № 190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», ставший правовой основой, регламентирующей важнейшие аспекты бэкенда. В частности, этот документ и последовавшие за ним подзаконные акты установили общепринятую классификацию отходов, регламентировали порядок обращения с РАО разных видов и категорий, распределили ответственность за подобную деятельность и создали предпосылки для развития в дальнейшем коммерческих отношений в сфере бэкенда. Закон предписывал сформировать единую государственную систему (ЕГС) обращения с РАО и установил конечную цель ее функционирования — обязательное захоронение всех радиоактивных отходов любого происхождения.

На фоне растущих успехов на внешних рынках сооружения АЭС в августе Росатом создал компанию «Русатом Оверсиз», в задачу которой входило продвижение за рубежом отечественных ядерных технологий, главным образом вне ядерно-топливного цикла. В 2015 году она была разделена на компании «Русатом Оверсиз» и «Русатом Интернешнл Нетворк», поделившие функции на внешних рынках. Таким образом, госкорпорация начала выстраивать маркетинговую инфраструктуру, соответствующую ускоренному увеличению объема атомного экспорта.

Карельский «Петрозаводскмаш», ранее выпускавший тяжелое бумагоделательное оборудование, перешедший под контроль Росатома в 2010 году, после реконструкции и перепрофилирования приступил к выпуску компонентов основного оборудования атомных станций. Тем самым было положено начало приобретению Росатомом комплексных компетенций в сфере энергомашиностроения: возможности выпускать полный спектр оборудования ядерного острова АЭС с легководными реакторами и решения других задач. Основной целью госкорпорации была демонополизация этого рынка, оказавшегося в руках дочерних структур Газпромбанка.
Комментарий эксперта

Геннадий Сахаров,
директор по капитальным вложениям, государственному строительному надзору и государственной экспертизе ГК «Росатом»:

— Десять лет — большой срок. Если говорить о строительном комплексе, то за это время мы вышли на многие показатели советского периода. Нам удалось сохранить отрасль, обеспечить ее развитие именно посредством реализации строительных проектов. Сегодня Росатом — № 1 в мире по портфелю зарубежных проектов.

Для меня событие № 1 — это строительство и пуск третьего блока Калининской АЭС. Потому что это был первый проект после застоя. Я сам участвовал в его реализации. Помню, как приехал в Управление капитального строительства в Удомлю и был крайне удивлен: там не было ни одного компьютера! И вот в таких условиях мы вышли на пуск блока. Для меня это пример возрождения. Было очень тяжело, многие компетенции были потеряны, многих людей мы уже не нашли, приходилось работать с теми, кто пришел не из атомной отрасли.

Второе событие произошло, когда государство поверило в Росатом. Появилась программа развития атомного энергопромышленного комплекса.

И еще хотелось бы выделить пуск БН-800. Это уникальный блок, в мире такого больше нет. Многие зарубежные партнеры не верили, что мы этот блок достроим и введем, но мы это сделали — он работает.

2012
В феврале была введена в эксплуатацию первая очередь «сухого» хранилища ОЯТ на ГХК. Начался систематический вывоз с площадок АЭС и размещение в этом хранилище отработавшего топлива РБМК. Это положило начало интенсивной разгрузке переполненных пристанционных хранилищ наиболее распространенных действующих российских канальных реакторов.

В марте Болгария отказалась от строительства АЭС «Белене» на базе российской технологии. Последовало длительное разбирательство в международном суде, в результате которого в июне 2016 года Росатом отсудил у болгарской энергокомпании NEC в качестве компенсации порядка 600 млн евро. Однако нынешние власти в Софии вернулись к идее реализации проекта и планируют в 2018 году провести новый тендер на строительство «Белене», одним из потенциальных фаворитов которого является Росатом.

В апреле началось строительство Балтийской АЭС с одним блоком АЭС-2006. Однако затем реализация этого проекта приостановилась на фоне поэтапной интеграции и синхронизации энергосистемы стран Прибалтики с соседними сетями Евросоюза, неопределенности с рынками сбыта и, соответственно, окупаемостью проекта и инвесторами (Балтийская АЭС планировалась как первая российская атомная станция, в которую были допущены крупные частные инвестиции). Из-за этих изменений Росатом задумался о смене реакторной технологии: рассматривались варианты с реакторами малой и средней мощности (подходящими для маленькой Калининградской энергосистемы, отделенной от ЕЭС России сетями соседних государств, что требует учета возможности изолированного функционирования). Однако окончательное решение принято не было. В последние годы станция не включается в периодически корректируемые долгосрочные планы развития российской электроэнергетики, рассчитанные до 2030-х годов, однако инфраструктура выдачи мощности АЭС по-прежнему планируется.

Начала формироваться вертикаль управления бэкендом, соответствующая требованиям нового закона об обращении с РАО. В частности, в июне Росатом решил создать дивизион заключительной стадии жизненного цикла (ЗСЖЦ) объектов использования атомной энергии, назначив его управляющей структурой ФГУП «ФЦЯРБ» (в дальнейшем преобразованное в одноименное акционерное общество). В дивизион вошли структуры, специализировавшиеся на различных видах деятельности в сфере бэкенда: ФГУП «РосРАО» (отвечающее за обращение с РАО главным образом военного происхождения, исключая его окончательную изоляцию), ГХК (формирующийся в качестве централизованного комплекса по обращению с ОЯТ энергетических реакторов и обеспечению ЗЯТЦ), АО «ОДЦ УГР» (занятое разработкой технологий и реализацией проектов вывода из эксплуатации объектов использования атомной энергии), АО «Радиевый институт им. В. Г. Хлопина» (научное обеспечение развития технологий в сферах утилизации ОЯТ, РАО и продуктов переработки), ФГУП «РАДОН» (обращение с РАО, образующимися главным образом вне предприятий Росатома). Помимо дивизиона ЗСЖЦ, в комплекс ядерной и радиационной безопасности (ЯРБ) госкорпорации также вошли созданное годом ранее ФГУП «НО РАО» (в чье исключительное ведение в марте 2012 года были переданы все аспекты, связанные с захоронением РАО) и ПО «Маяк» (наряду с деятельностью в ядерно-оружейном комплексе участвующее в различных проектах комплекса ЯРБ).
В декабре был введен в эксплуатацию энергоблок № 4 Калининской АЭС.
Также в декабре стартовало строительство второй очереди Тяньваньской АЭС с двумя блоками ВВЭР-1000. Реализация этого проекта спустя пять лет после пуска первых аналогичных блоков той же станции означала признание эффективности российской технологии на самом конкурентном в мире рынке строительства атомных станций материкового Китая, где внедрены или возводятся энергетические реакторы восьми поставщиков.

В конце декабря началось внедрение первых экземпляров центрифуг IX поколения, которые послужили основой для обновления мощностей обогащения урана Росатома. В 2016–2017 годах был освоен серийный выпуск модернизированной модификации поколения IX+ и велись испытания центрифуг Х поколения. Модернизация обогатительных заводов на базе надкритических машин с удлиненным ротором, приходящих на смену подкритическим центрифугам прежних поколений и многоярусной компоновке каскадов, позволяет существенно увеличить производительность крупнейшего в мире разделительного парка госкорпорации.

Завершилась разработка ВВЭР-ТОИ — типового энергоблока с легководным реактором поколения III+, который должен стать основой большинства новых проектов строительства ядерных мощностей, намеченных в России до 2030 года, а также некоторых проектов Росатома за рубежом. По большинству характеристик ВВЭР-ТОИ примерно соответствуют уровню АЭС-2006 или превосходит его, в то же время отличаясь улучшенными экономическими параметрами.

Росатом установил фактический контроль над предприятием «Атоммаш» в Волгодонске, что позволило в дальнейшем значительно увеличить мощности и расширить номенклатуру продукции энергомашиностроительного дивизиона госкорпорации, обеспечив выполнение нарастающего числа одновременно реализуемых программ строительства ядерных объектов в России и за рубежом. При этом Росатом фактически достиг упомянутой цели демонополизации рынка атомного машиностроения, что отразилось на ценах закупок у конкурирующей группы ОМЗ, с которой госкорпорация делит данную нишу.
Комментарий эксперта

Иван Андриевский,
первый вице-президент Российского союза инженеров:

— Росатом постоянно движется вперед, ставит новые рекорды. Росатом — это то, чем Россия по-настоящему может гордиться сегодня. Важным этапом стала сдача в эксплуатацию первого блока Тяньваньской АЭС в 2007 году. Эта АЭС — крупнейший объект экономического сотрудничества между РФ и КНР, она дала Росатому мощную рекламу мирового уровня.

Хочу отметить и запуск АЭС в Бушере в 2011 году. Первая иранская и ближневосточная АЭС строилась около 30 лет. Это уникальный проект, сочетающий российские и немецкие технологии. В том же 2011 году Росатом вырвался вперед, удвоив за год число контрактов на строительство АЭС за рубежом: заключил соглашения о сооружении 21 нового энергоблока.

И наконец, начало строительства МБИР (многоцелевого научно-исследовательского реактора IV поколения на быстрых нейтронах — Прим. ред.) в 2015 году. Это уникальный меганаучный проект, который важен и для внутреннего рынка, и для зарубежных заказов, и для увеличения веса России на международной арене.

2013
В сентябре был введен в эксплуатацию блок № 1 АЭС «Бушер». В этом проекте Росатом справился с уникальной задачей состыковки двух различных инженерных школ: российской и немецкой. Строительство первой на Ближнем и Среднем Востоке атомной станции начала в 1975 году германская KWU, которая в 1979 году, после Исламской революции в Иране, отказалась от завершения частично возведенной станции. Осуществление проекта Росатомом осложнялось несовместимостью ряда элементов двух проектов, отсутствием полного комплекта немецкой технической документации, необходимостью «усиления» базового проекта энергоблока из-за высокой сейсмической активности региона и другими факторами.

В ноябре началось строительство Белорусской АЭС — первой, после длительного перерыва, атомной станции, сооружаемой российскими компаниями «с нуля» и «под ключ» за рубежом. Кроме того, это был первый случай фактического внедрения за пределами страны блоков с ВВЭР-1200, которые к моменту начала реализации белорусского проекта не имели действующих аналогов в России.

В ноябре же на Балтийском судостроительном заводе был заложен головной атомный ледокол нового поколения «Арктика», что ознаменовало старт обновления единственного в мире российского атомного ледокольного флота. Универсальные двухосадочные суда проекта 22220 призваны со временем заменить атомные ледоколы обоих действующих типов: так называемые линейные (осуществляющие проводки по океанским маршрутам) и мелкосидящие, меньших мощности и водоизмещения, приспособленные для работы в низовьях крупных сибирских рек. Второй универсальный ледокол, «Сибирь», был заложен в мае 2015 года; третий, «Урал», — в июле 2016 года. Корпус головного судна данного проекта был спущен на воду в июне 2016 года, аналогичный этап для первого серийного ледокола («Сибирь») был пройден в сентябре 2017 года. С помощью атомных ледоколов, осуществляющих проводки крупнейших судов в Арктике, Росатом планирует сохранить преобладающую долю в растущем грузопотоке вдоль Северного морского пути: в конце 1990-х годов грузооборот составил ~1,5 млн тонн; в 2015 году — ~4 млн тонн; в 2016 году — ~6,9 млн тонн; последняя цифра примерно соответствует уровню расцвета грузовых перевозок в этом регионе в середине 1980-х годов. Перспективная динамика оборота грузов определяется прежде всего несколькими проектами освоения полезных ископаемых на севере Сибири и на материковом шельфе, успешное осуществление которых способно кратно увеличить спрос на ледовые проводки.

В ноябре завершилась реализация соглашения ВОУ-НОУ, заключенного в начале 1990-х годов и предусматривавшего многолетнюю поставку за рубеж обогащенного уранового продукта, полученного разбавлением 500 тонн российского оружейного урана. Эти поставки покрывали в отдельные годы до 10–15 % глобального спроса на природный уран и обогащение, так что их завершение оказало существенное влияние на рынки начальных переделов фронтенда и внесло коррективы в экспортную политику Росатома.

В декабре дочерняя структура госкорпорации заключила соглашение о строительстве АЭС «Ханхикиви» в Финляндии с одним энергоблоком АЭС-2006. Кроме того, российская госкорпорация получила контроль над 34 % проектной компании Fennovoima. До этого финская компания рассматривала различные реакторные технологии; в 2008 году она сузила выбор до предложений французской Areva и японской Toshiba, а в начале 2013 года перешла к эксклюзивным переговорам о внедрении европейской версии кипящего реактора ABWR разработки Toshiba. Однако в середине того же года, неожиданно для многих, принципиальный выбор был сделан в пользу российского энергоблока на основе ВВЭР-1200. Это означало первый выход постсоветской атомной отрасли на рынок строительства АЭС высокоразвитых стран Западной Европы. Основная фаза сооружения станции начнется после получения лицензии на строительство, которое ожидается в 2019 году.

Были осуществлены первые проекты восстановления ресурсных характеристик графитовой кладки реакторов РБМК-1000 с применением новой технологии, обеспечивающей продление сроков эксплуатации энергоблоков Ленинградской, Курской и затем Смоленской АЭС до ввода в строй замещающих мощностей. Это позволяет с разумными затратами предотвратить дестабилизацию в ряде объединенных энергосистем (ОЭС) Европейской России, в немалой степени зависящих от реакторов данного типа, на которые приходится около 40 % мощности российской атомной энергетики и порядка 20–25 % мощности генерации в некоторых ОЭС.
Комментарий эксперта

Сергей Пикин,
глава Фонда энергетического развития:

— Считаю, что главное достижение госкорпорации «Росатом» за прошедшие 10 лет — это рост портфеля международных заказов. Фактически Росатом сегодня — одна из крупнейших инжиниринговых и строительных компаний в мире.

За эти 10 лет мы видим ощутимый рост и ­КИУМа, и выработки; это значит, что грамотно решен вопрос баланса. Но впечатляет не это, а реализация плана ввода новых мощностей. Если посмотреть на график вводов, то можно увидеть, что за прошедшее десятилетие он в разы превысил объемы предыдущих десятилетий.

В отличие от многих других корпораций, Росатом создавался по понятному отраслевому признаку. Он выгодно отличается от других корпораций единой политикой в отношении всех своих, иногда очень разных, составляющих, в том числе и мирной, и военной.

Из впечатляющих событий за эти 10 лет самым неожиданным стал тот факт, что Росатом начал строить АЭС в Европе. Десятилетие назад об этом даже подумать никто не мог. Строительство в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке не так удивительно, как конкурентная борьба в той же Финляндии, где мы на равных представили свои возможности, опыт — и победили! Еще одно потенциально «потрясающее» направление — АЭС «Аккую», самый крупный внешний проект Росатома с инвестициями на $20 млрд в Турции.

Радует, что, организовав массированную внешнюю экспансию, Росатом сумел не только сохранить машиностроительный комплекс, но развить его с точки зрения как безопасности технологий, так и профессиональных компетенций. Росатом — эта одна из немногих корпораций, которая не просто сохранила достижения предыдущих десятилетий, но и продемонстрировала новые.

Задачу вывода из эксплуатации устаревших блоков Росатом решает грамотно: ускоренными темпами, экономя и на выводе, повышая безопасность. Реновация также ведется в госкорпорации грамотно и планомерно.

2014
Портфель зарубежных заказов Росатома на 10-летнюю перспективу впервые превысил $100 млрд. Это произошло благодаря успешному продвижению на ряде зарубежных рынков. В частности, в апреле было подписано российско-индийское соглашение о строительстве блоков №№ 3, 4 АЭС «Куданкулам» и подтверждена принципиальная договоренность о сооружении в Индии в течение двух десятилетий 12 энергоблоков на разных площадках. В том же году (в декабре) блок № 1 АЭС «Куданкулам» был введен в эксплуатацию.

В ноябре был заключен EPC-контракт на строительство второй очереди из двух блоков ВВЭР-1000 на АЭС «Бушер» в Иране.

Также были заключены соглашения о строительстве и о предоставлении Россией кредита на сооружение двух новых блоков ВВЭР-1200 на АЭС «Пакш» в Венгрии.
В апреле-августе начался подготовительный этап строительства первой очереди ОДЭК — модуля фабрикации-рефабрикации нитридного топлива, предназначенного для будущего реактора БРЕСТ-ОД-300. К концу 2017 года этот объект возведен приблизительно наполовину. Следующими этапами реализации проекта должны стать строительство самого реактора, а затем модуля переработки ОЯТ. К 2017 году стало известно о некотором сокращении расходов на проект и сдвиге его сроков; в результате начало подготовительного этапа сооружения реактора откладывается до 2018 года.

В ноябре Росатом вышел на рынок топлива исследовательских реакторов западных конструкций: был заключен первый коммерческий контракт, предусматривающий поставку ТВС с пластинчатыми твэлами на основе силицида урана для исследовательского реактора HFR в Нидерландах. Ранее готовое топливо экспортировалось в некоторые страны лишь для исследовательских реакторов советского дизайна.

Началось строительство полифункционального радиохимического комплекса в НИИАРе. Проект является составной частью обновления научно-исследовательской и экспериментальной базы, предусмотренного ФЦП «Ядерные энерготехнологии нового поколения…». Комплекс будет функционировать «в связке» с создаваемым на этой площадке МБИР и выполнять прежде всего переработку ОЯТ и послереакторные исследования, связанные с задачами замыкания ЯТЦ, а также коммерческие заказы.
Комментарий эксперта

Александр Локшин,
первый заместитель генерального директора ГК «Росатом» по операционному управлению:

— Я вспоминаю то, что было 10 лет назад, сравниваю с тем, что есть сейчас. Тогда не было машиностроительного дивизиона вообще, а теперь он появился. Не было строительного комплекса — и он появился. Не было строек новых блоков практически, а сейчас они у нас появляются, в том числе и в Российской Федерации. Не было такого огромного пакета заказов за рубежом — сейчас он у нас есть. Результаты и различия очевидны.

2015
В сентябре был введен в эксплуатацию блок № 3 Ростовской АЭС — первый в постсоветской России проект с реактором ВВЭР-1000, реализованный фактически «с нуля». Он был осуществлен ровно за шесть лет, то есть быстрее всех остальных подобных проектов с реакторами советской конструкции, реализованных в мире со времени распада СССР.

Лучшие темпы реализации среди проектов сооружения крупных ядерных энергоблоков советского дизайна были достигнуты при сооружении блока № 1 Кольской АЭС с реактором ВВЭР-440, который был построен и введен в эксплуатацию к концу декабря 1973 года за три года и восемь месяцев — это пятое место в списке рекордов мировой атомной энергетики по темпам осуществления проектов подобных масштаба и характера. Примерно на полтора месяца от него отстал построенный в начале 1980-х годов энергоблок № 2 Южно-Украинской АЭС с реактором ВВЭР-1000 (10-е место в историческом рейтинге).

В сентябре началось строительство быстрого исследовательского реактора МБИР — крупнейшей в мире установки в своем роде, которая призвана заменить выводимый из эксплуатации быстрый исследовательский реактор БОР-60, пущенный в 1969 году. Новый исследовательский реактор тепловой мощностью 150 МВт и с нейтронным потоком 5×1015 втрое превосходит предшественника по облучательной способности, использует в качестве топлива производимый в НИИАР вибро-MOX и включает внешние петлевые каналы, рассчитанные на одновременное использование нескольких разных теплоносителей.

К ноябрю были подведены итоги реализации ФЦП «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года» и принята следующая долгосрочная программа действий в сфере бэкенда — ФЦП «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016–2020 годы и на период до 2030 года». За время действия истекшей программы были созданы базовые нормативно-правовые основы бэкенда; выстроена новая организационная инфраструктура обращения с радиоактивными отходами; созданы основы государственной системы учета РАО, проведена инвентаризация отходов на множестве объектов; решены некоторые наиболее срочные проблемы ядерного наследия (снижены риски радиационного загрязнения в зонах технологических водоемов «Маяка»; создана инфраструктура разделки атомных плавсредств и хранения реакторных отсеков, и большинство выведенных из состава ВМФ кораблей прошли первые этапы утилизации; вывезена часть ОЯТ и РАО флота и так далее); модернизированы действующие мощности переработки отработавшего топлива, освоены технологии переработки некондиционных ОЯТ и прежде не подвергавшихся переработке видов ОТВС (АМБ, ВВЭР-1000, уран-бериллиевого топлива и др.); решены наиболее срочные проблемы перегрузки хранилищ ОЯТ при АЭС, объектах НИОКР и т. п.; реконструированы и расширены некоторые хранилища (прежде всего «мокрое» на ГХК), начался переход к «сухому» хранению ОЯТ энергетических реакторов за счет создания централизованного ­СХОЯТ и развития транспортировки отработавшего топлива; разработана своеобразная технология вывода из эксплуатации уран-графитовых реакторов, реализован прецедентный проект «захоронения на месте» первой подобной установки (ЭИ-2 на СХК); осуществлены планирование и подготовка к созданию инфраструктуры захоронения РАО; решены многие другие задачи.
Торжественный пуск четвертого энергоблока Ростовской АЭС
Принятая в 2015 году ФЦП предусматривает до 2030 года: ликвидировать многие объекты ядерного наследия с окончательной изоляцией содержащихся в них РАО; продолжить освобождение локальных хранилищ ОЯТ, повысив темпы этого процесса, которые должны превзойти скорость накопления; многократно увеличить объем переработки ОЯТ; ввести в эксплуатацию ряд современных централизованных пунктов захоронения и собрать в них часть удаляемых РАО, а также построить централизованный геологический могильник ВАО (в скальных породах Нижне-Канского массива); создать инфраструктуру централизованной переработки РАО; и так далее.

В декабре «Атомпроект» вошел в состав Группы компаний ASE, что увенчало консолидацию проектно-строительного комплекса Росатома, проходившую в течение нескольких лет. В этот комплекс поэтапно вошли ведущие специализированные строительно-монтажные организации, постепенно восстанавливавшие компетенции, утраченные в 1990-х годах, а также нижегородская (НИАЭП), московская («Атомэнергопроект»), и санкт-петербургские (ВНИПИЭТ и СПбАЭП, на базе которых ранее возник «Атомпроект») проектные компании и ряд других активов. Сформированный в результате инжиниринговый дивизион Росатома совмещает функции генерального проектировщика и подрядчика строительства большинства АЭС и других объектов в России и за ее пределами.
2016
Произошли знаковые события в сфере обновления российского ядерного парка. В октябре был введен в строй блок № 4 Белоярской АЭС с БН-800 — вторым (и наиболее мощным) в сегодняшнем мире действующим быстрым реактором промышленного масштаба. В декабре был выведен из эксплуатации блок № 3 Нововоронежской АЭС с одним из ранних «прототипов» реактора ВВЭР-440. В июне и октябре были выданы лицензии на строительство первого и второго блоков планируемой Курской АЭС-2 — первого проекта внедрения энергоблоков ВВЭР-ТОИ.

В октябре Россия по решению президента отказалась от сотрудничества с США в ряде вопросов, касающихся атомной отрасли. В частности, Москва объявила об отказе от выполнения обязательств по соглашению с США об утилизации российского оружейного плутония, признанного излишним. Это решение последовало за изменением Вашингтоном ранее оговоренной сторонами схемы утилизации избыточного американского плутония оружейного качества. Россия также отказалась от сотрудничества в ряде научных исследований и от дальнейшего обсуждения вопроса о переводе некоторых российских исследовательских реакторов на низкообогащенный уран.

В октябре Алексей Лихачев сменил в качестве генерального директора госкорпорации «Росатом» Сергея Кириенко, назначенного первым заместителем главы Администрации Президента РФ. Кириенко руководил атомной отраслью 11 лет: два года в качестве главы Федерального агентства по атомной энергии и около девяти лет — в должности руководителя госкорпорации. В этот период были разработаны и приняты базовые программные документы, в соответствии с которыми проведены реструктуризация и акционирование в отрасли, постепенно восстановлена централизованная вертикаль государственного управления атомной индустрией, произошло оживление в ряде секторов отрасли и значительно активизировалась внешнеэкономическая деятельность. А. Лихачев с начала десятилетия работал в должности заместителя министра экономического развития и торговли.

В конце ноября был заключен первый коммерческий контракт на поставку российского топлива для реакторов западного дизайна — сборок ТВС-квадрат, предназначенных для PWR, наиболее распространенного сегодня типа. Договор со шведской компанией Vattenfall символизирует проникновение Росатома в новый, не освоенный отечественными компаниями сегмент зарубежного рынка.

В декабре началась эксплуатация второй очереди воздухоохлаждаемого хранилища ОЯТ на ГХК, что впервые в России открыло возможность для постепенного перевода части облученных ТВС реакторов ВВЭР-1000 на централизованное «сухое» хранение. Со временем это позволит, в частности, решить проблему нарастающего объема некондиционного топлива, которое появляется вследствие слишком длительного «мокрого» хранения.
Церемония начала строительства АЭС «Руппур» в Бангладеш
2017
В феврале был введен в эксплуатацию первый в мире энергоблок с реактором ВВЭР-1200 на Нововоронежской АЭС-2. Появление опыта функционирования этого блока со временем станет важным плюсом при его продвижении за рубежом: подобные блоки строятся в Белоруссии, их строительство намечается в Бангладеш, Венгрии, Турции, Финляндии, Египте и других странах. Начиная с этого времени российская конструкция получает все большее преимущество от эксплуатации, становясь полностью референтным предложением.

Успехи на внешних рынках превзошли показатели большинства предыдущих лет. В марте начались подготовительные строительно-монтажные работы на площадке второй очереди АЭС «Бушер». В отличие от периода сооружения первого блока станции, практическая реализация Росатомом второго проекта началась уже после снятия со страны ядерной блокады, в условиях возникновения конкуренции на рынке ядерных технологий Ирана.

Существенный прогресс наметился в Индии. В апреле был предварительно принят в эксплуатацию блок № 2 АЭС «Куданкулам», в июне началось строительство второй очереди этой станции (блоков №№ 3, 4). Тогда же было подписано российско-индийское соглашение о строительстве третьей очереди (блоков №№ 5, 6). К осени было объявлено, что стороны предварительно согласовали площадку для строительства второй станции с реакторами ВВЭР. Все это увеличило отрыв российского лидера на рынке Индии от конкурирующих мировых поставщиков. Получил подтверждение компромисс, достигнутый Москвой и Нью-Дели в вопросе о чрезмерной ответственности за возможный ядерный ущерб, налагаемой индийским законодательством и служившей препятствием для реализации в Индии планов всех зарубежных поставщиков ядерных технологий.

В ноябре госкорпорация приступила к строительству АЭС «Руппур» в Бангладеш: к середине следующего десятилетия здесь предполагается ввести в строй два первых энергоблока проекта АЭС-2006.

В Турции дочерняя структура Росатома получила разрешение на проведение ограниченных строительно-монтажных работ на площадке АЭС «Аккую»; к весне ожидается получение лицензии на строительство, после чего начнется сооружение станции.

Таким образом, в Бангладеш и Турции Росатом открыл для мировой атомной энергетики два новых рынка, а в Иране и Индии подтвердил свое первенство в новых конкурентных условиях, когда эти страны получили доступ к различным зарубежным технологиям.

В ноябре на территории Уральского электрохимического комбината введена в эксплуатацию первая очередь приповерхностного пункта захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО), предназначенного для твердых РАО 3-го и 4-го классов. Это первый в стране созданный «с нуля» искусственный объект окончательной изоляции РАО, полностью отвечающий требованиям нового законодательства об обращении с радиоактивными отходами. До начала 2020-х годов планируются расширение этого хранилища, а также пуск еще трех похожих объектов в Челябинской, Томской и Ленинградской областях.
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА