Реформа ценообразования в строительстве: интересы отрасли прежде всего


Текст: Анна МАРТЫНОВА

Росатом активно участвует в проводимой Минстроем реформе ценообразования в строительной отрасли. Работа в самом разгаре, и за учет каждой отраслевой особенности в новой государственной нормативно-правовой базе специалисты госкорпорации ведут жаркие баталии.


Фото: Flickr.com
В РФ полным ходом идет реформа ценообразования в строительном комплексе. Минстрой работает над созданием комплексной и непротиворечивой нормативно-правовой базы в области ценообразования и сметного нормирования.

Основная цель реформы — добиться того, чтобы цены на стройках, особенно государственных, не завышались и уже на этапе планирования заказчики и строители могли как можно точнее прогнозировать итоговую стоимость проектов.

Росатом — один из крупнейших строительных заказчиков в стране. Ежегодный объем капвложений ГК в РФ превышает четверть триллиона рублей. Вопрос контроля стоимости проектов — самый острый для Росатома.

«Учитывая, что в настоящее время атомная отрасль России отнесена к приоритетным направлениям развития экономики и мы решаем глобальную задачу по росту объемов строительства АЭС, для нас ключевым вопросом по-прежнему является повышение точности прогнозных расчетов стоимости строительства», — сказал директор по капитальным вложениям, государственному строительному надзору и государственной экспертизе госкорпорации «Росатом» Геннадий Сахаров. Поэтому в реформе Росатом принимает самое непосредственное участие.


400 с лишним дней реформы
Реформа ценообразования началась в ноябре 2015 года, после рассмотрения на Общественном совете при Минстрое РФ. Концепцию назвали «400 дней», закрепив в названии прогнозные сроки ее реализации. Как часто бывает с реформами, времени потребовалось больше.

Изначально предполагалось, что основные мероприятия будут завершены к началу 2017 года. Но только в июле 2016 года был утвержден ключевой документ — ФЗ‑369, который в отрасли называют «законом о ценообразовании». В этом законе были определены основные изменения, которые необходимо внести в Градостроительный кодекс и ФЗ‑39 «Об инвестиционной деятельности». Закон был доработан к июлю 2017 года. В итоге впервые на законодательном уровне был закреплен понятийный аппарат: такие термины, как «сметная стоимость строительства», «реконструкция и капитальный ремонт», «сметные нормы», «сметные цены строительных ресурсов» и «сметные нормативы».

В конце 2016 года были утверждены постановления правительства «О федеральной государственной информационной системе ценообразования в строительстве» и «О мониторинге цен строительных ресурсов». Введена в действие «Федеральная сметно-нормативная база ценообразования в строительстве» редакции 2017 года, утверждены «Методики разработки и применения сметных норм».

Помимо прочего, правительство решило создать Федеральную государственную информационную систему ценообразования в строительстве (ФГИС ЦС) — ресурс для централизованного сбора, хранения и использования данных всеми участниками отрасли. «ФГИС ЦС — это "Яндекс" в области ценообразования и сметного нормирования», — сказал начальник Управления экспертизы сметных нормативов Главгосэкспертизы России Андрей Савенков на одной из конференций, посвященной реформе.

Во ФГИС ЦС вносятся утвержденные сметные нормативы. Их использование будет обязательным для застройщиков, осуществляющих проекты с использованием бюджетных денег, а также для госкорпораций и компаний с государственным участием более 50 %. Но при этом база сметных нормативов будет открыта для всех. «На нее сможет опираться любой участник строительного рынка, и даже любой гражданин для личных целей сможет получить из базы информацию о стоимости услуг машин и механизмов, строительных материалов и труда», — говорит глава Минстроя России Михаил Мень. ФГИС ЦС начала работу в конце сентября 2017 года.

Стоит обратить внимание на то, что РФ «забрала» себе эксклюзивное право на базу сметных нормативов. Существовавшие до этого отраслевые базы постепенно прекращают свое действие, «вливаясь» в государственную. Помимо отраслевых баз крупных корпораций: Росатома, Газпрома, РЖД, Роснефти, — свои сметные базы есть у Минтранса (на капитальный ремонт федеральных трасс) и Минкульта (на реставрационные работы).

Реформа действительно назрела, отмечают эксперты. Ценообразование в строительстве давно уже представляло собой набор устаревших нормативно-правовых актов, конфликтующих и слабо связанных. Запутанная нормативная база давала возможность завышать стоимость строительства уже на этапе проектирования.

В профессиональном сообществе давно сформировался запрос на усовершенствование действующих нормативов, отмену норм по устаревшим технологиям и разработку новых, исключение в методиках двоякого и неоднозначного толкования некоторых положений, сказала «Атомному эксперту» заместитель директора по капитальным вложениям, государственному строительному надзору и государственной экспертизе — начальник Управления отраслевого ценообразования в строительстве и проведения стоимостных экспертиз госкорпорации «Росатом» Ирина Триполец.
Интересы Росатома
Росатом, чрезвычайно заинтересованный в учете отраслевых особенностей при разработке нормативно-методических документов в рамках реформы, еще в 2016 году подписал с Минстроем России и ФАУ «Главгосэкспертиза России» план взаимодействия между ведомствами.

Работа ведется по целому ряду направлений: переработка отраслевых сметных нормативов в государственные, включение в классификатор строительных ресурсов номенклатуры материально-технических ресурсов и оборудования отрасли, учет в разрабатываемой государственной методологии специфики сооружения объектов использования атомной энергии и других.

Специалисты госкорпорации «Росатом» участвуют в рабочих группах по сопровождению разработки методических документов, выдвигают предложения и замечания по проектам документов и отстаивают позицию Росатома по ним. «Цель нашей работы — обеспечить интересы госкорпорации „Росатом" с точки зрения ценообразования и сметного нормирования», — говорит И. Триполец.

Существенная работа предстоит в области методологии, описывающей, как по-новому определять стоимость строительства: рассчитывать затраты по отдельным видам работ, разрабатывать и применять сметные нормы. В ходе реформы проходит актуализация всех методик. «Например, „Порядок определения стоимости строительства" — настольная книга для специалистов по ценообразованию в проектных институтах, в службах заказчика, у инвесторов», — поясняет И. Триполец. И в новых, и в актуализируемых методиках должны быть отражены вопросы, связанные со спецификой строительства объектов использования атомной энергии.

В их числе — повышенная оплата труда рабочих строительных и монтажных специальностей, занятых при строительстве таких объектов. Росатом строит технически сложные объекты, с крайне высокими требованиями к радиационной, ядерной и сейсмостойкой безопасности расположенных в них технологических систем. Для работы на стройках нужны высококвалифицированные специалисты, зарплатные запросы которых, по оценкам госкорпорации, выше среднерыночных в среднем на 30 %.

Минстрой пока не учел эту специфику: формирование «сметных цен на затраты труда», учитываемых в методиках, зависит только от соотношения в регионе строительства низкооплачиваемых и высокооплачиваемых профессий (в том числе не относящихся к строительству), данные по которым передаются в Федеральную службу государственной статистики, комментируют эксперты ОЦКС. Госкорпорация пытается отстоять свое право самой предоставлять сметные цены на затраты труда «атомных» рабочих.

Для этого был подготовлен проект изменений в «Правила мониторинга цен строительных ресурсов», который пока обсуждается с заинтересованными сторонами. «В советское время, в 1983 году, для решения подобных вопросов Совет Министров СССР в виде исключения разрешил Минсредмашу и Минэнерго повысить заработную плату рабочим на 25%», — напоминает И. Триполец.

В отношении подходов к оплате труда очень много нареканий не только у Росатома, но и у других крупных заказчиков строительства, говорят эксперты. «Минстрой выдвигает идею: заработная плата должна формироваться по итогам статистических данных в среднем по региону; это неправильно. Кроме дополнительных расходов, которые нужно учитывать, таких как затраты на вахтовый метод, командирование рабочих, перебазировку подрядных организаций и прочее, у РЖД, Минтранса, Росатома есть сформированные подходы к оплате труда и собственные тарифные соглашения. Все это должно быть учтено», — сказал «Атомному эксперту» президент Союза инженеров-сметчиков Павел Горячкин.

Перечень особенностей одной только атомной отрасли, которые нужно учесть в «Методиках», крайне обширен. Например, в отрасли используют конструкции индивидуального изготовления: кабельную продукцию, трубопроводы, закладные детали, узлы трубопроводов и многое другое. Стоило бы учесть также затраты, связанные с усиленной ведомственной охраной и обеспечением специального пропускного режима на объектах.

И особые условия страхования строительно-монтажных и ядерных рисков. И содержание служб заказчика, включая эксплуатационный персонал. Свою специфику имеют монтаж и наладка головного оборудования, пусконаладочные работы на атомных объектах.
Жаркие дискуссии и споры
Предложения, обосновывающие документы и замечания не единожды направлялись разработчикам, говорит И. Триполец. Но «Главгосэкспертиза» и Минстрой России продолжают считать многие требования атомщиков необоснованными.

«Очень сложно что-либо доказать. У Минстроя как у регулятора на все есть свое мнение. Мы прикладываем очень много усилий, готовим огромное количество обосновывающих документов, дабы подтвердить наши затраты и добиться того, чтобы они были учтены при разработке документов. Любая строчка, которая появится в новых нормативно-методических документах и будет отражать специфику отрасли, достанется нам колоссальными усилиями», — констатирует она.

Чтобы обосновать свою позицию, атомщики переносят нормирование непосредственно «в поле». В начале сентября 2017 года специалисты Главгосэкспертизы провели работы по техническому нормированию на площадке строящейся Ленинградской АЭС‑2. По итогам проведенных работ были зафиксированы 23 строительных процесса, которые послужат основой разработки государственных элементных сметных норм, учитывающих реалии строительно-монтажных работ на АЭС.

Сложности работы с регуляторами возникают не только при обосновании специфических отраслевых затрат. Ранее Росатом мог сам планировать перечень нормативов, которые необходимо разработать и утвердить. Этот перечень направлялся в Минстрой для включения в Федеральный реестр. «Сегодня установлен другой порядок: само министерство утверждает план нормативов, подлежащих разработке. Говоря проще, в 2018 году можно будет разработать только те нормы, которые были в плане Минстроя.

В нашей заявке на 2018 год было 200 норм. Минстрой согласовал 11, с обещанием, что остальные будут согласованы в 2019-м и в последующие годы. Но мы не можем ничего откладывать, отрасль живет здесь и сейчас», — заявляет И. Триполец. Поэтому приходится всеми возможными способами убеждать Минстрой: Росатому нужны результаты как можно скорее.

Еще один пример — ситуация с «Методикой определения стоимости строительства за рубежом» (важным документом, с учетом многомиллиардного портфеля госкорпорации по строительству АЭС в различных странах). Разработка этой «Методики» началась в 2013 году. Проект документа несколько лет согласовывался в министерстве стоительства, и в 2016 году наконец регуляторы «дали добро»: было получено положительное заключение Федерального центра ценообразования в строительстве и промышленности строительных материалов (впоследствии ФЦЦС «влился» в состав «Главгосэкспертизы»).

На основании этого заключения, по процедуре, Минстрой должен был внести «Методику» в федеральный реестр. Однако министерство отказалось сделать это, потребовав еще одного цикла доработки.

Этот вопрос для Росатома настолько важен, что о нем шла речь на самом высшем уровне — на рабочей встрече генерального директора госкорпорации Алексея Лихачева с главой Минстроя Михаилом Менем. Договорились сформировать межведомственную рабочую группу, которую возглавил замминистра Хамит Мавлияров; в ее состав вошли представители Управления делами Президента РФ, МИДа, а также других крупнейших заказчиков строительства в РФ, таких как Роснефть и Газпром. Рабочая группа собирается с начала 2017 года. «Разработка методики ведется с очень жаркими баталиями», — сообщила И. Триполец.
Влияние на проекты
Специалисты уверяют, что, несмотря на сложность и масштабность текущих процессов, проводимая реформа не влияет на сроки строительства объектов использования атомной энергии.

«Программа „400 дней" — не первая реформа в сфере ценообразования в строительстве. В последние 20 лет изменения в этой сфере происходили постоянно», — говорят в ОЦКС. Работы много, но сроки строительства — важнейший приоритет. Специалисты также отмечают, что на объектах отрасли, на которых строительство было начато до выхода документов реформы, сохраняются базисно-индексный метод и отраслевые строительные нормы.

Они также не видят рисков удорожания проектов из-за реформы. «Если в результате реформы ценообразования федеральная сметно-нормативная база будет „наполнена" отраслевой спецификой определения стоимости, это не означает, что стоимость строительства увеличится и превысит предельные показатели, так как специфика строительства уже отражена в технической части проектной документации», — отметила И. Триполец.

Ведь задача в том, чтобы новые нормы отразили достоверную стоимость строительства. Были примеры, говорят в ОЦКС, когда анализ норм приводил к обратному эффекту — их оптимизации в части стоимости. Технологии строительства меняются, производства ставятся «на поток» и дешевеют. Поэтому аналитическая работа в области нормирования должна приводить к отражению реальной — а не завышенной или заниженной — стоимости строительства.


Впервые за 25 лет
Особенности обсуждаемой реформы для Росатома в том, что сейчас атомная отрасль впервые за 25 лет может получить адекватную актуальную базу сметно-нормативных документов в области строительства.

Ценообразование имеет свою историю. Атомные станции строил еще Минатом, нормативные базы существовали с 1969 года. В государственной базе 1984 года был отдельный раздел «Конструкции атомных электрических станций». Тогда атомная отрасль непосредственно участвовала в разработке расценок и норм. Но затем произошла авария на Чернобыльской АЭС, и в атомной отрасли началось «глобальное похолодание».

Между тем именно тогда в стране шла реформа ценообразования: с цен 1984 года переходили к ценам 2000-го. Госстрой разработал «дорожную карту», поручил ведомствам учесть специфику отраслей. Ввиду «заморозки» атомная отрасль в этом процессе не участвовала. «Что такое сметное нормирование? Это комплекс технических, организационных и экономических методов определения затрат времени и ресурсов, включающий разработку технологических карт на строительные процессы, проектов производства работ, технического нормирования процессов на площадке. Так как строительство АЭС было заморожено, атомная отрасль не участвовала в актуализации этой сметно-нормативной базы», — напоминает И. Триполец. В результате, когда работа завершилась выходом новой государственной сметно-нормативной базы, раздел «Конструкции атомных станций» оттуда исчез. Атомной отрасли пришлось жить по правилам 2000 года, не учитывающим специфику АЭС.

Эта проблема остро встала во второй половине 2000-х годов, когда после оживления атомной отрасли начались разработка и финансирование новых проектов. Подрядные организации столкнулись с проблемой несоответствия сметных норм технологиям, используемым на стройке: расценки были разработаны для общегражданского строительства, для жилья, для соцкультбыта, для административных зданий — для чего угодно, но не для атомных проектов.

С тех пор в Росатоме проделали большую работу, за несколько лет создав отраслевую сметно-нормативную базу. Она практически полностью была включена в «Федеральный реестр сметных нормативов» к началу 2014 года. И. Триполец озвучила объемы работы: отраслевая сметно-нормативная база насчитывает 91 сборник и более 60 тысяч различных расценок.

То, что государство решило присвоить эксклюзивное право на базу сметных нормативов, привело к неприятным для отраслевиков последствиям: одну и ту же работу приходится делать дважды. «Теперь отраслевых норм не будет. И те отраслевые нормативы, которые уже были в федеральном реестре, например, Росатома, РЖД, Газпрома, теперь подлежат переработке в соответствии с новыми требованиями Минстроя. И надо заново пройти процедуру утверждения включения этих норм — теперь во ФГИС. Это и технически, и финансово очень затратно», — говорит И. Триполец.

Эксперты считают, что отраслевые базы надо оставить как самостоятельный вид сметных нормативов. «Я считаю, что надо сохранить эту категорию — отраслевые сметные нормативы. Просто взять и „влить" их в общефедеральные — не получится. Отраслевые нормативы учитывают сложившиеся производственные связи, транспортные схемы, стоимость оборудования, показатели по оплате труда, сформированные на основе различных соглашений. Они разрабатывались и обкатывались десятки лет и учитывают все, что происходит на сложных и индивидуальных отраслевых объектах. Минстрой имеет дело в основном с жилищным строительством, а это из всех видов строительства — самый простой. Если мы закатаем всё под одну гребенку, это может иметь негативные последствия», — считает П. Горячкин.

По его словам, у Росатома, Газпрома, РЖД есть свои нормативы на те работы, которые присутствуют в государственных сметных нормативах. «По наименованию они совпадают, но по сути в них содержится немного другой состав механизмов, материалов, оборудования. При слиянии „в лоб" получится каша: виды и комплексы работ не будут связаны», — добавил он.

В планах Минстроя — слить все отраслевые нормативы с федеральными в течение 2018–2019 годов. По мнению П. Горячкина, заинтересованные министерства и крупные корпорации должны занять при этом более жесткую позицию и отстаивать сохранение собственных сметных нормативных баз.
Подсчитать каждый гвоздь
Одна из заявленных задач реформы — переход с базисно-индексного метода формирования стоимости строительства к ресурсному методу, который берет за основу современный уровень цен на строительные ресурсы в регионах с учетом транспортных издержек.

Определение стоимости ресурсным методом потребует от всех участников инвестиционной деятельности дополнительных затрат труда: от проектировщиков — на разработку смет, от заказчиков — на их проверку, отмечают эксперты. «Что такое ресурсный метод? Из сметы надо вытащить всё до последнего гвоздя. Крупный уникальный строительный объект — это десятки тысяч наименований ресурсов. И каждый ресурс надо обсчитать. Это огромная работа, несмотря на автоматизацию сметного дела», — говорит П. Горячкин.

По мнению президента Союза инженеров-сметчиков, разумнее ресурсный метод использовать для «обсчета» основных ценообразующих материалов, которые дают 95% стоимости, а по числу наименований могут составлять 10–20% от общего количества.

Ресурсный метод — не панацея от всех проблем в ценообразовании, считает И. Триполец. По ее мнению, основная проблема сейчас — это устаревшие нормы, не отражающие эффективных методов производства с использованием современных механизмов и материалов.

Так что торопиться с закреплением ресурсного метода как основного не нужно, считает П. Горячкин. Надо делать все постепенно: сначала привести в порядок сметные нормативы, затем отладить работу ФГИС. «Это движение должно занять несколько лет, чтобы строительная отрасль успевала адаптироваться. Наскоком эти вопросы не решить», — сказал он в заключение.
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА