У нас большая география
Глава РАОС Евгений Пакерманов после подписания генконтракта на строительство Центра ядерной науки и технологий (ЦЯНТ) в Боливии дал небольшое интервью «Атомному эксперту»:
Расскажите, пожалуйста, о проекте в Боливии.

Это Центр ядерной науки и технологий, то есть не просто исследовательский реактор, а большой комплекс, который включает в себя как непосредственно реактор, так и лаборатории, а также циклотрон.

Центр позволит нашим боливийским партнерам развивать научную школу, обеспечивать развитие медицины, создавать заделы в радиационных технологиях. По сути, он включает все те направления, которые возможны при создании и использовании исследовательских реакторов. В рамках проекта будет создан относительно небольшой реактор, но это хороший старт для страны, которая задумалась о создании у себя атомной отрасли.

Ценовые параметры проекта я назвать не готов, это связано с соглашением о конфиденциальности. Но это сотни миллионов долларов. И самое главное, эти деньги прежде всего пойдут в нашу науку, в наши проектные институты, что будет способствовать и у нас развитию научного продуктового направления неэнергетических атомных технологий.


Контракт подписан. Что дальше?

Мы закончим все процедурные вопросы, связанные с обменом банковскими инструментами, гарантийными аккредитивами, и контракт вступит в силу.

Мы на самом деле взяли на себя очень амбициозные обязательства по срокам реализации проекта, потому что таким было изначальное условие наших боливийских партнеров. Первую очередь комплекса мы должны сдать в 2019 году — осталось всего два года. Поэтому мы немедленно приступаем к реализации проекта, формируем все необходимые компетенции и у нас, и на боливийской территории. Мы уже предварительно квалифицировали ряд боливийских компаний-подрядчиков, которые могут участвовать в этом проекте.

Понятно, что многое будет зависеть от успешности первой фазы проектирования, которой занимается ГСПИ. Соответственно, в числе прочего и экономические параметры проекта будут зависеть от эффективности решений, которые будут заложены на стадии дизайна. Очень важно, чтобы мы сразу проектировали с учетом той экономики, которую получим на выходе.


Привлекаете ли вы консультантов к этой работе? Ведь проект международный. Обладает ли ГСПИ необходимыми компетенциями, чтобы быстро подготовить проект в соответствии со всеми международными стандартами?

ГСПИ несомненно обладает необходимыми компетенциями для того, чтобы спроектировать исследовательский реактор. Они специализируются на этом, это их основная функция.

Но с учетом уникальности проекта, консультанты были привлечены еще на стадии контрактной проработки. Мы, безусловно, привлекаем специализированные компании, которые помогают нам разбираться с местным законодательством: налоговым, валютным, таможенным, с нормативным регулированием.


Большая будет команда с российской стороны? С учетом удаленности Боливии…

Это очень хороший вопрос. Потому что проект, если сравнивать его с масштабами строительства большой атомной станции, конечно, имеет гораздо меньшие параметры. С другой стороны, объем ответственности точно не снижается. Потому что это объект атомной энергетики, это сложный объект, предусматривающий долгосрочное строительство и проектирование.

Чтобы эффективно реализовывать такие проекты — я имею в виду как ЦЯНТы, так и АЭС малой мощности, например, — нам надо научиться работать по-другому. Мы должны научиться работать более компактными командами, применять больше типовых решений, меньше допускать индивидуальных переработок. Только тогда эти проекты смогут быть экономически эффективными. Потому что если мы отправим несколько тысяч людей…


… в Боливию на год…

Почему, не на год. На четыре года! Тогда я боюсь, что никакого бюджета не хватит, чтобы окупить затраты. Так что мы будем очень интенсивно привлекать локальные компании. Постараемся минимизировать тот штат, который будет находиться в Боливии. Хотя, безусловно, несколько десятков человек там будут присутствовать.


ЦЯНТы — это не только наука, но и облучение для сельского хозяйства, промышленности и так далее. У этих направлений точно есть рыночная эффективность. Но как ее просчитать в рамках такого проекта? У вас есть ответ на этот вопрос?

Я могу сказать, что мы этим вопросом занимаемся, он правильный. Мы сейчас формируем экономическую модель, которая показывала бы нашим заказчикам эффективность строительства ЦЯНТов и возможные механизмы их финансирования. Потому что в нашем представлении любой такой центр может быть разделен на две части.

Первая — так называемая научная часть, которая точно должна финансироваться за счет страны, реализующей проект (ну, или за счет странового заказчика, основного интересанта). И это деньги, направленные на научное развитие, на подготовку персонала, то есть, по сути, инфраструктурные затраты.

С другой стороны, концепция Центра ядерной науки и технологий позволяет вокруг центра развивать комплекс разных технологических процессов, цепочек, создавать на их базе различные бизнесы. Это радиационные, медицинские технологии, производство изотопов. Есть очень много коммерческих направлений, где можно применять исследовательские реакторы. Но экономику каждого направления надо считать отдельно. И вот там действительно возможны партнерства, возможно привлечение коммерческих денег, и там можно говорить об окупаемости.

Однако повторюсь: базовая вещь — сам исследовательский реактор — все-таки не может рассматриваться как коммерческий проект. Он должен создаваться за счет страны либо других источников финансирования.


Кто у вас занимается этой работой?

ЦЯНТ — это продукт интегрированный, в этот проект в различной степени вовлечены многие дочерние и зависимые общества (ДЗО) Росатома. «Русатом Хелскеа», например, отвечает за медицинскую тематику и за производство изотопов. Различные ДЗО считают отдельные элементы экономики. Мы собираем модель целиком. И эта работа на концептуальном уровне еще продолжается.


Если говорить о ваших ожиданиях, то после боливийского контракта какой может быть следующим?

Вы имеете в виду, по ЦЯНТам? Это не секрет. У нас подписаны межправительственные соглашения: в этом году — с Замбией, до этого с Вьетнамом. Вьетнам подтвердил свою заинтересованность в реализации проекта именно ЦЯНТа. Несмотря на то что они приостановили свою большую атомную программу. Это те две страны, где уже создана нормативная база как для контрактной работы, так и для реализации проектов. Ну а в целом я могу сказать, что в мире сейчас интерес к ЦЯНТам очень высок. У нас большая география переговоров по возможным проектам.


ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА