Задача: обогнать собственную производительность


Текст: Ольга ПЛОТОНОВА

Строительная отрасль — одна из крупнейших в мировой экономике, но из-за низкой производительности сектор последние 20 лет недополучает $1,6 трлн в год. Эти потери сравнимы с ВВП Канады. О причинах падения производительности и возможностях сократить отставание от других отраслей говорится в исследовании Глобального института McKinsey «Новый взгляд на строительство: пути повышения производительности».

Иллюстрация: Влад Суровегин
Фото: Fbr.com.au, ZUMA/TASS, DPA/TASS,Kuka.com
Ежегодно на строительство зданий, инфраструктуры и промышленных объектов в мире тратится около $10 трлн — это 13% мирового ВВП, и спрос только растет. Ожидается, что к 2025 году расходы вырастут до 14 трлн. В строительстве занято 7% работающего населения мира, но влияние этой отрасли распространяется далеко за ее пределы, поскольку эти 7% возводят здания и сооружения, в которых мы все живем и работаем, которые позволяют нам вырабатывать энергию и производить товары.

Однако на протяжении 20 лет производительность в отрасли отстает от других секторов экономики. В мировом масштабе производительность труда в строительстве росла в среднем на 1% в год (в некоторых странах с развитой экономикой она не росла вообще), тогда как для всей мировой экономики этот показатель составил 2,8%, а для промышленности — 3,6%. Все сложности отрасли хорошо видны на примере США.

Во многих отраслях этой страны, в том числе в сельском хозяйстве и промышленности, производительность выросла в 10–15 раз с 1950-х годов, тогда как в строительстве она остается неизменной вот уже 80 лет. Недавние исследования показывают, что с конца 1960-х годов производительность в отрасли даже снижалась.

Эксперты McKinsey указывают, что другие отрасли смогли приспособиться к новым реалиям ведения бизнеса и стать более производительными. Например, в сфере розничной торговли небольшие семейные магазинчики за 50 лет превратились в крупные розничные сети, такие как Aldi и Walmart, с выстроенной логистикой, цифровыми системами дистрибуции товаров и сбора данных о покупателях. Трансформации производственных отраслей способствовали внедрение принципов бережливого производства и агрессивная автоматизация.

В строительстве все наоборот: в лучшем случае изменения происходят очень медленно. Внедрение изменений затруднено несогласованными инициативами со стороны заказчиков и подрядчиков, а также недостатками рынка: фрагментированностью и непрозрачностью. Часто обсуждается и вопрос о том, в какой степени переход от долгосрочной инвестиционной модели к ежеквартальным выплатам повлиял на способность отрасли инвестировать в себя.

В некоторых странах вплотную занялись проблемой низкой производительности в строительной отрасли и пытаются сойти с мертвой точки, на которой она остановилась. Отрасль нуждается в более продуктивном подходе, поскольку спрос на строительство растет. Цифровые технологии и новые материалы — вот те инструменты и средства, которые способны обеспечить требуемое повышение производительности.

Если бы производительность строительной отрасли была выше, она могла бы предложить больше возможностей инвесторам, что привело бы к кардинальному улучшению мировой инфраструктуры и росту качества жизни. Отсутствие изменений, напротив, ставит под сомнение возможность отрасли удовлетворить глобальные потребности в инфраструктуре и жилье, считают в McKinsey.
Неравномерная отрасль и другие проблемы
Производительность труда в строительных отраслях различных стран неодинакова. Между регионами также имеются серьезные различия, иногда встречаются и примеры исключительной эффективности.

В США производительность труда в строительном секторе сегодня ниже, чем в 1968 году. В Европе этот показатель не проявляет никаких признаков роста. Китай и ЮАР демонстрируют очень быстрый рост производительности (эффект низкой базы), а такие страны, как Бразилия и Саудовская Аравия, начинают отставать все больше. Нескольким небольшим странам (особенно Австралии, Бельгии и Израилю) удается не только поддерживать производительность труда на высоком уровне, но и добиваться ее дальнейшего интенсивного роста.

Всех игроков строительного рынка можно разделить на две группы: крупные игроки, реализующие масштабные проекты в области промышленного и гражданского строительства, в том числе строительства больших жилых комплексов; и огромное количество компаний, специализирующихся в самых различных областях, таких как слесарные, электротехнические или сантехнические работы, выступающих в качестве субподрядчиков или реализующих проекты небольшого объема, например, строительство частных домов или, все чаще, их ремонт и реконструкцию (особенно в Европе и США).

В первой группе производительность значительно (примерно на 20–40%) выше, чем во второй: подрядчики, занятые в крупномасштабном промышленном строительстве, демонстрируют самую высокую производительность, которая составляет в среднем 124% от общего показателя по отрасли; за ними следуют компании, работающие в области гражданского строительства (119%); и замыкают тройку строители жилья (104%).
Потенциал роста экономики
Узкоспециализированные субподрядчики, генерирующие значительную долю стоимости в небольших проектах по индивидуальному строительству и реконструкции, как правило, представлены небольшими компаниями. Их производительность обычно на 20% меньше среднего показателя по отрасли. Но та половина отрасли, которая демонстрирует более высокую производительность, не застрахована от влияния менее производительной второй половины.

Крупные строительные игроки регулярно нанимают небольшие специализированные компании в качестве субподрядчиков, из-за чего в США, к примеру, общая производительность труда (включая небольших субподрядчиков) упала на 12% в гражданском строительстве, на 26% — в промышленном строительстве и на 28% — в секторе жилищной застройки.

Таким образом, любые меры, направленные на повышение производительности труда в строительной отрасли, должны применяться как ко всей цепочке поставок, так и к обоим сегментам этого рынка, поскольку каждый из них значительно отстает от производственных отраслей по показателю производительности.

В McKinsey выделили несколько причин низкой производительности в строительной отрасли. На макроуровне проекты и строительные площадки становятся все более комплексными, все чаще они предполагают реконструкцию или модернизацию, а не строительство новых объектов. Дополнительные сложности создают географический разброс и фрагментированность рынков покупки-продажи земли.

Кроме того, строительная отрасль сильно зарегулирована и серьезно зависит от спроса на ее услуги и продукты в государственном секторе. На рынок влияют неформальные связи и контакты, иногда и явная коррупция. Сформировавшиеся в отрасли процессы взаимодействия только усугубляют эти проблемы и вносят свой вклад в низкую производительность труда.

Строительная отрасль — одна из наиболее фрагментированных в мире; зачастую в ней применяются очень сложные по структуре контракты с неравномерно распределенными рисками; как самим игрокам, так и их клиентам (которые зачастую неопытны) приходится каким-то образом ориентироваться на этом сложном и непрозрачном рынке.

В результате компании допускают ошибки в операционной деятельности, часто снижается качество проработки проектов (на фоне недостаточной стандартизации), не хватает времени на планирование и внедрение новейших технологий управления проектами, квалифицированных кадров. Кроме того, рентабельность в строительстве отличается крайней волатильностью, что ограничивает возможности инвестиций в новые технологии, в том числе цифровые, которые могли бы способствовать росту производительности.

Наиболее характерные сложности и тенденции различны в каждой из двух групп. Что касается крупных подрядчиков, государственные и частные заказчики зачастую выставляют неоптимальные критерии для заключения контрактов (ориентированные на снижение изначально предлагаемых цен и уменьшение рисков), что в сочетании с возможной коррупцией или неопытностью заказчиков (особенно в государственном секторе и сфере жилищного строительства) приводит к ситуации, когда договорные обязательства не соответствуют уровню предлагаемого вознаграждения.
В результате возникают конфликты, проект постоянно пересматривается, и в него вносятся изменения — такое сотрудничество нельзя назвать продуктивным или взаимовыгодным. Результаты исследования McKinsey подтверждают наличие противоречий между сторонами подрядных договоров. К примеру, подрядчики и поставщики назвали несогласованность договоров основной причиной низкой производительности, тогда как заказчики в первую очередь упоминали неэффективность процессов строительства.

Для небольших специализированных подрядчиков и субподрядчиков основные проблемы — это недостаточная информированность (как результат фрагментированности этого сегмента строительной отрасли) и географический разброс проектов, снижающий прозрачность расходов для заказчиков и не позволяющий подрядчикам расширять свою деятельность. Кроме того, небольшим специализированным подрядчикам, предлагающим высокопроизводительные решения, противостоят конкуренты, использующие менее производительную, но более дешевую полулегальную рабочую силу.

Повышению эффективности их работы также мешает несовершенство законодательства, в частности, обилие разнородных правил зонирования и строительных норм. Многие игроки отрасли даже умудряются получать выгоду от сложившейся ситуации и зарабатывают деньги на доработке проектов, улаживании конфликтов между сторонами, еще больше снижая конкуренцию на этом непрозрачном рынке.
Семь путей повышения производительности:
1. Изменение регулирования и повышение прозрачности отрасли;
2. Пересмотр договорной структуры;
3. Реорганизация планирования и проектирования;
4. Оптимизация закупок и логистики;
5. Оптимизация процессов строительства
6. Внедрение цифровых технологий, новых материалов и современных средств автоматизации;
7. Повышение квалификации персонала.
Как повысить производительность в строительстве
Ситуацию можно изменить. Эксперты McKinsey выделили семь направлений работы, которые помогают инновационным компаниям и регионам сгладить недостатки рынка и повысить свою производительность (в том числе улучшить соблюдение бюджетов и сроков строительства). Активная работа во всех семи направлениях позволит повысить производительность отрасли на 50–60%.

Предлагаемые решения в своей массе не являются новаторскими, но они использовались далеко не в масштабе всей отрасли и не всегда с применением передовых методов.

Первое: изменение регулирования и повышение прозрачности отрасли. Работа в этом направлении предполагает упрощение процессов получения разрешений (по примеру Австралии), сокращение неформальных связей и коррупции, а также повышение прозрачности затрат и эффективности проектов за счет применения Международных стандартов измерения затрат и работ в строительстве (ICMS). Во многих государствах выдаются правительственные гранты на внедрение инноваций и обучение. К примеру, Федеральное министерство транспорта и цифровой инфраструктуры Германии поддерживает исследования и разработки в области строительных материалов.

Применение передовых методов регулирования предполагает внедрение строительных норм, ориентированных на результат, более стандартизированных и обеспечивающих консолидацию земельных участков для расширения масштабов строительства. В Сингапуре, к примеру, при строительстве высотных сооружений разрешили использовать поперечно-клееную древесину, а в Японии для увеличения масштабов строительства создают пулы земельных участков.

Второе: пересмотр договорной структуры. Договорные отношения, при которых каждая из сторон отстаивает только свои интересы, нежизнеспособны. От них необходимо отказаться в пользу системы, основанной на сотрудничестве и стремлении решить проблемы. Для этого выбор подрядчиков в рамках конкурсных процедур должен основываться не только на стоимости их услуг, но и на соотношении цены и качества, на результатах ранее выполненных ими проектов. При этом можно упростить подрядчикам порядок участия в конкурсных торгах.

Чтобы свести потенциальные разногласия к минимуму и обеспечить возможность совместной работы по исправлению выявленных недостатков, требуется создание единого источника достоверных данных, который позволит отслеживать ход проекта с самого начала (с использованием цифровых инструментов взаимодействия).

Отраслевые данные, которые могут существенно повысить точность проектных графиков и смет, уже доступны. В случае использования традиционных договоров следует включить в них стимулы, призванные повысить эффективность и согласованность целей, причем не по отдельным работам, а по итогам всего проекта. К передовым методам работы в данном случае относятся альтернативные договорные модели, например, так называемая комплексная реализация строительных проектов (integrated project delivery), помогающие выстроить долгосрочные партнерские отношения между сторонами.

Отношенческие (или имплицитные) договоры должны получить более широкое распространение, чем чисто деловые контракты. Исследования показывают, что значительный вклад в повышение производительности вносят и системы планирования, обеспечивающие вовлечение в этот процесс всех договаривающихся сторон.

Строительство модульного дома из переработанных материалов в Шицзячжуане, столице провинции Хэбэй, КНР. Такая экологически безопасная технология сокращает сроки строительства в три раза
Третье: реорганизация процессов планирования и проектирования. Повысить производительность можно за счет оптимизации стоимости на этапе проектирования. В этом случае акцент следует сделать на технологичности строительства и повторяемости конструктивных элементов в проектах, не требующих уникальных или индивидуальных решений. Наибольшее влияние на повышение производительности может оказать переход к восприятию строительства как производственной системы, в рамках которой можно увеличить производство конструкций за пределами площадки, минимизировать объем работ на объекте благодаря широкому применению блочных элементов, готовить сборные панели на заводах, а затем строить из них сооружения на площадке.

Чтобы показать горизонты, которые открывает эта возможность, достаточно сказать, что из всех участников исследования производительности в строительстве, проведенного Глобальным институтом McKinsey, только 50% респондентов подтвердили, что их компании пользуются библиотекой типовых конструкций. Применительно к объектам, для которых стандартизация не является универсальным решением, большое значение имеет разработка стандартных отраслевых спецификаций.

Анализ таких отраслей, как глубоководная добыча нефти и газа, подчеркивает, насколько важна и как мало используется данная возможность. В свою очередь, автомобильная и аэрокосмическая отрасли дают представление о том, насколько тесным может стать сотрудничество с подрядчиками.

Четвертое: оптимизация закупок и логистики. Сочетание передовых методов из других отраслей, инноваций и цифровых технологий может способствовать существенным изменениям в строительстве. Так, намного сократить задержки можно за счет повышения качества планирования и прозрачности работы подрядчиков и поставщиков. Централизованный отдел закупок, при наличии сотрудников необходимой квалификации, может значительно снизить затраты за счет увеличения объема закупаемых в централизованном порядке материалов. Передовые методы цифровизации закупок и поставок позволят оптимизировать логистику и обеспечить своевременные поставки.

Компания Katerra, например, недавно внедрила глобальную модель снабжения на основе аналитики данных. С ее помощью строятся цепочки поставок, способные реагировать на возможные сбои и изменения рынка и прогнозировать необходимость пополнения запасов на основании информации со складов, подключенных к интернету вещей (с использованием носимых «умных» устройств, меток радиочастотной идентификации и различных датчиков).

Глобальное исследование организации и совершенствования закупочной деятельности, проведенное специалистами компании McKinsey, показывает, что строительная отрасль имеет самые низкие показатели в этой области и потому — огромное пространство для развития.

Робототехническая система KUKA может использоваться для безопасного вывода из эксплуатации атомных электростанций
Пятое: оптимизация процессов строительства. Существует четыре основных подхода к оптимизации, не получивших универсального применения в отрасли, несмотря на широкую известность. Первый подход — это построение процессов планирования, например, с помощью полезного инструмента — системы Last Planner®, которая обеспечит выполнение основных работ своевременно и в пределах бюджета.

Использование инструментов комплексного планирования в масштабных проектах, таких как нефте- и газодобыча, повышает производительность проекта до 70%. Второй подход предполагает изменение процессов взаимодействия между заказчиками и подрядчиками, согласование ключевых показателей эффективности (КПЭ) и использование их в работе, проведение регулярных собраний, во время которых решаются возникающие на площадке проблемы.

Особую важность имеет дополнение общих КПЭ проектными показателями, отражающими соответствие перспективным планам и помогающими выявить и скорректировать возможные отклонения от целей. Третий подход — оптимизация процессов подготовки к новым проектам, обеспечивающая завершение всех предварительных работ (например, получения разрешений и разработки основных этапов проекта) до начала работ на площадке.

И последний — необходимость тщательно планировать и координировать различные работы на площадке с использованием принципов бережливого производства для сокращения потерь и отклонений от целей. Все данное направление основывается на постепенном отходе от систем, ориентированных на процессы, контроль и управление ими, и внедрении более комплексных систем управления проектами.

Сложность и разнообразие современных мегапроектов требуют такого подхода, который позволял бы одновременно учитывать как технические, так и административные аспекты и обеспечивал бы полную реализацию навыков и умений персонала. В будущем совместное использование цифровых технологий взаимодействия (в особенности интернета вещей) и результатов глубокого анализа данных позволит отслеживать движение оборудования и материалов, тем самым повышая прозрачность всех рабочих процессов.
Австралийская компания Fastbrick Robotics создала робота по имени Hadrian, который делает кирпичную кладку. В компании утверждают, что он способен построить фундамент дома за два дня. Hadrian может уменьшать материал до нужного размера, скреплять его раствором и класть по 1000 кирпичей в час, что в 20 раз быстрее средней скорости каменщика
Шестое: внедрение цифровых технологий, новых материалов и современных средств автоматизации. Любая строительная компания может начать с внедрения систем информационного моделирования зданий (BIM). Следующий шаг — это, например, использование цифровых инструментов взаимодействия, дронов и беспилотных летательных аппаратов, выполняющих сканирование, мониторинг и картирование участков.

Дальнейшее повышение эффективности возможно за счет использования платформ 5D BIM, обеспечивающих прозрачность и визуализацию процессов проектирования и бюджетирования, систем углубленного анализа данных на основе интернета вещей, оптимизирующих контроль за движением материалов, выполнением работ и загруженностью оборудования на площадке, а также инструментов цифрового взаимодействия, мобильных инструментов (мобильных приложений для управления строительством), позволяющих лучше контролировать ход реализации проекта и взаимодействовать в режиме реального времени.

Производительность труда на строительном объекте можно повысить даже на 50%, если использовать облачные технологии, в частности, виртуальный контрольно-диспетчерский пункт, обеспечивающий быстрый и точный сбор данных в реальном времени для анализа выполненных работ и составления прогнозов (например, на основе показателей соответствия плану и других параметров изменчивости и учета). В этой связи важно обеспечить поступление нужных данных в информационные системы, используемые заказчиками, подрядчиками и субподрядчиками. Работа с большими данными тоже играет серьезную роль.

Технологии и данные, доступные уже сегодня, могут существенно повысить точность оценок затрат и сроков проекта, а значит — и производительность. Разработка новых легких материалов и технологий строительства, таких как использование готовых сборных конструкций, может способствовать выносу рабочих процессов за пределы площадки. Использование высокотехнологичных механизмов и средств автоматизации, таких как роботы-каменщики, тоже значительно ускоряет процесс строительства. Внедрение средств прогнозной аналитики и выявления закономерностей позволяет организовать комплексный мониторинг строительных проектов.
Реализация компанией Apis Cor проекта по печати дома с помощью 3D-принтера на территории ОАО «Ступинский завод ячеистого бетона»
Один из примеров — проект Crossrail — строительство высокоскоростной железной дороги в Лондоне, где безопасность прокладки туннелей контролируется сетью автоматических датчиков. Исследование отраслевой производительности, проведенное Глобальным институтом McKinsey, показало, что нежелание строительных компаний инвестировать в информационные технологии и научно-технические разработки — основной барьер на пути внедрения инноваций. Принятие новых технологий можно существенно ускорить, если создать в компании соответствующую должность (например, должность директора по инновациям).


Седьмое: повышение квалификации персонала. Изменения в строительной отрасли невозможны без постоянного повышения квалификации персонала, который стареет и меняется в результате утечки кадров. Строительные компании и их сотрудники должны развивать свои компетенции и приобретать навыки работы с современным оборудованием и цифровыми инструментами. Необходимы стажировки для молодых специалистов, аналогичные проводимым компанией Siemens в Великобритании, совершенствование слабо освоенных навыков рядовых рабочих и повышение стабильности кадрового состава за счет ликвидации факторов сезонности и цикличности.
Увеличить производительность в 10 раз реально
Принятие описанных выше мер по всем семи направлениям позволит повысить производительность на 50–60%. Если бы строительная отрасль отошла от полностью проектного подхода и переняла некоторые концепции массового производства (например, стандартизацию, производство унифицированных модулей и элементов на заводах за пределами проектных площадок), производительность могла бы вырасти на порядок.

Примеры некоторых компаний, внедряющих принципы массового производства, показывают, что этот подход может повысить производительность в 5–10 раз. Например, компания Barcelona Housing Systems, специализирующаяся на производстве типовых четырехэтажных многоквартирных домов, планирует к 2018 году перейти на полностью массовое производство, что позволит ей строить в 5–10 раз больше домов с теми же трудовыми затратами, что и при традиционном подходе.

Финская промышленная компания Outotec заявила, что ее мобильный плавучий завод для бурения небольших скважин требует на 20% меньше капиталовложений и на 30% меньше трудовых ресурсов, чем его аналоги. При этом его размещение занимает еще и на 30% меньше времени. Китайская компания Broad Sustainable Buildings, которая возвела тридцатиэтажный отель всего лишь за 15 дней, оценила экономию своих затрат в 10–30% по сравнению с теми затратами, которые требуются при традиционном строительстве. Значительная экономия времени и затрат, о которой сообщали (или к которой стремились) эти компании, внесла весомый вклад в повышение их общей производительности.

Повсеместный переход к концепции массового производства сможет нивелировать большинство рыночных недостатков, которые мы определили выше, упрощая и оптимизируя экосистему строительства, делая ее еще более эффективной.

Вся отрасль сразу перейти на принципы массового производства не сможет. Для некоторых ее сегментов проектный подход все еще остается наиболее эффективным решением, однако многие компании вполне могут использовать более радикальные методы. Проекты, реализуемые в строительной отрасли, сильно разнятся по масштабу и сложности, при этом перестройка процессов может происходить по всей ширине этого спектра.

Преодолевая строительный барьер
Строительная отрасль застыла на мертвой точке. Заказчики получат наибольшую выгоду от перехода к более продуктивным моделям работы, но они стараются избежать рисков и не обладают необходимым опытом.

Прежде чем они решатся изменить привычные модели работы и смогут развить компетенции для новой парадигмы, они должны найти высокопроизводительных подрядчиков, которым смогут доверять и которые предложат им выбор из нескольких альтернатив, высокое качество работ и относительно низкие цены. Многие подрядчики готовы пойти на некоторое снижение выручки и рентабельности в процессе перехода к более конкурентной, основанной на высокой производительности модели работы, но только в том случае, если заказчики и отрасль в целом также будут вовлечены в этот переход.

Переход к конкуренции на основе производительности будет привлекателен только тогда, когда подрядчики смогут достичь эффекта масштаба (и воспроизводства) изменений, и достигнутый масштаб компенсирует им падение прибыли из-за снижения цен и меньшего количества заказов, позволит окупить инвестиции в технологии и обучение.

Перед игроками отрасли встает стратегический вопрос: продолжать ли придерживаться сложившейся деловой практики или меняться? Даже если они склонятся к последнему, изменения потребуют вовлечения не только их самих, но и заказчиков.

Чтобы разрушить удерживающие барьеры и сдвинуть отрасль с мертвой точки в направлении новой эры высокой производительности, необходимо использовать четыре проверенных фактора, которые способствовали существенному повышению производительности в других областях:
1. стимулирование спроса при одновременном повышении требований к стоимости, качеству и экологичности;
2. укрупнение игроков, прозрачности рынка и появление новых, ориентированных на будущее игроков;
3. более высокая доступность новых технологий, материалов и процессов;
4. повышение стоимости труда на фоне частичных ограничений на труд рабочих-мигрантов.

Четыре указанных выше фактора с большой долей вероятности подтолкнут отрасль к переменам, говорят в McKinsey. Отрицательные последствия отказа от перехода к более производительной модели работы могут быть очень серьезными. И наоборот, те, кто достаточно быстро осуществит такой переход, будут вознаграждены. Значимость отдельных факторов различается от страны к стране, и каждый из них может по-разному сказаться как на абсолютном росте производительности, так и на потенциале развития производительности в будущем.

Потенциал изменений также определяется той законодательной средой, в которой они реализуются. Чтобы стимулировать рост производительности, регулирующие органы могут вводить нормы, требующие обязательного применения BIM-технологий (информационное модулирование зданий) в целях повышения прозрачности отрасли и укрепления взаимодействия между сторонами проекта, вносить изменения в законодательные акты с целю поддержки производительности, обеспечивать прозрачность формирования строительных бюджетов; публиковать данные об эффективности подрядчиков, а также вмешиваться в кадровую политику компаний, чтобы стимулировать развитие компетенций местных рабочих вместо привлечения дешевого труда мигрантов.

Соответственно, участникам отрасли, стремящимся преодолеть мешающие росту барьеры, придется учитывать не только указанные выше факторы, но и существующую нормативную базу. Подрядчики могут внедрять новые системы управления проектами, инвестировать в технологии и развивать стратегические подходы. Заказчики также могут существенно повлиять на изменения (особенно государственный сектор). Они могут объединять проекты в портфели, снижая общие затраты за счет эффекта масштаба и унификации проектов.

Перемены не за горами — во многих сегментах глобальной строительной отрасли уже проявляются признаки разрушения устоявшихся барьеров. Диагноз очевиден. Передовые методы работы известны. Принцип массового производства обладает огромным потенциалом для роста производительности в некоторых сегментах отрасли. Смогут ли игроки отрасли с разной мотивацией и разными проблемами отказаться от привычных методов работы и повернуться лицом к переменам, которые поднимут их производительность на новый уровень? Многие уже ответили утвердительно на этот вопрос, и оставшимся придется пойти следом.

Рост производительности в строительстве дал бы ежегодно $1,6 трлн дополнительного продукта. Этого хватило бы, чтобы покрыть половину мировых потребностей в инфраструктуре или увеличить мировой ВВП на 2% в год. Строительная отрасль выходит из многолетнего застоя и готовится к переменам, которые уже произошли во многих других отраслях, уверены в McKinsey.
Комментарии экспертов


Сергей МАКУШКИН,
заместитель директора по капитальным вложениям, государственному строительному надзору и государственной экспертизе ГК «Росатом»:
— Производительность труда в атомной отрасли зависит не только от участников процесса, но и во многом от нормативной базы. В атомной отрасли она очень требовательная, я бы сказал жесткая. Требуется проведение дополнительных процедур, обеспечивающих в первую очередь безопасность.

Поэтому наращивать мощности, применять какие-то новые технологии возможно только при соблюдении этих процедур; некоторые из них сопряжены с изменениями в законодательстве, технических регламентах. Возможно, мы двигаемся немного с отставанием в производительности, но двигаемся надежно, обеспечиваем безопасность.

Хотя Росатом показывает результаты лучшие, в том числе и по производительности, чем некоторые иностранные корпорации. Во многом это связано с тем, что у Росатома большая история, в ходе которой решались вопросы, связанные не только с энергетикой или промышленным строительством, но и с обороной. Поэтому люди у нас привыкли выполнять все, что необходимо.

Конечно, внедрение новых технологий поможет повысить производительность. Но в Росатоме главное — люди, команда; поэтому, если перед госкорпорацией сейчас поставлена задача: «Быстрее, дешевле, качественнее», — значит, вся команда будет ее решать.



Валерий ТРОПИН,
генеральный директор, ООО «Инфратест»:
— Повышать производительность безусловно нужно, поскольку она непосредственно влияет на сроки строительства энергоблоков АЭС. Конкуренты Росатома на глобальном рынке атомной энергетики сегодня — Китай и Южная Корея. Они успешно применяют самые передовые технологии, и нам важно не допустить отставания в этой жесткой конкурентной борьбе. Судите сами. Крупные инвестиционно-строительные проекты, такие как строительство энергоблоков АЭС, требуют привлечения заемных средств. А это значит, что любое увеличение сроков строительства ведет к удорожанию проекта.

Сегодня складывается парадоксальная ситуация: атомная энергетика — высокотехнологичная отрасль и по праву считается также высокоинновационной. В то же время строительная отрасль во всем мире средне- и низкоинновационная. В силу разных причин разработкой новых строительных технологий и доводкой их до промышленного применения и уровня мировых стандартов у нас в стране занимается ограниченное число НИИ, вузов и инновационно-активных предприятий. Портфель научно-технических заделов тоже, мягко скажем, наполовину пуст.

Поэтому производительность для нас — это зона особого внимания. Важно, чтобы строительная индустрия не плелась в хвосте прогресса, а стала локомотивом инновационного развития. Созданный на базе ОЦКС Центр трансфера технологий в капитальном строительстве ОИАЭ (ЦТТ) перешел на модель открытых инноваций, доказавшую на мировом рынке свою эффективность, и на принципы наилучших доступных технологий (НДТ).

Мы ищем и продвигаем в наши проекты технологии, инновационные решения на поздней стадии разработки — на этапе промышленного освоения. Мы радикально расширили поле поиска: ищем самые продвинутые и эффективные решения не только в России, но и за рубежом. Те, которые позволяют уже сегодня существенно сократить сроки и стоимость строительства.

Сегодня мы активно налаживаем горизонтальное взаимодействие служб технического заказчика, концерна «Росэнергоатом», проектных институтов госкорпорации «Росатом» с командами компаний — разработчиков НДТ, чтобы заказчики быстрее оценили преимущества отобранных и рекомендованных им технологий, поверили в них и начали применять в новых проектах. В этом вопросе мы сотрудничаем с государственным институтом развития — АНО «Агентство по технологическому развитию» (АТР).

Цели АТР и Росатома совпали: это глобальный поиск прорывных технологий мирового уровня, полный цикл сопровождения процесса трансфера и внедрения современных технологий строительства, реализация вытягивающих проектов национального промышленного развития с мультипликативным эффектом.

АТР создает базу наилучших доступных технологий в 14 отраслях. Для координации работы экспертов, объединения ресурсов, уникальных компетенций и интеллектуального потенциала ОЦКС Росатома, АТР и фонд «Сколково» на базе ЦТТ создали Центр технического превосходства в сфере индустриального строительства. Проект ЦТТ приобрел федеральный статус.

Проведем аналогию с хоккеем: Росатом — крупный игрок на мировом рынке, и мы не имеем права на этом рынке играть на уровне дворовой команды, мы обязаны играть по правилам НХЛ и выигрывать. Подход предельно простой: если у компании-разработчика есть технология, которая «бьет» все, что есть на мировом рынке, или входит в первую тройку, то мы готовы вести переговоры, развивать кооперацию.

В этом году мы внимательно ознакомились с рядом прорывных разработок и технологий ведущих фирм Китая и Кореи, наметили дальнейшие пути развития сотрудничества, в частности, в области аддитивных технологий — строительных 3D-принтеров.


Сергей ЕГОРОВ,
директор по науке и инновациям АО «Инжиниринговая компания „АСЭ"»:
— Сегодня мы сталкиваемся с глобальной задачей в сфере строительства: уже сформирован большой объем контрактов, и вскоре их может стать еще больше.

В этом контексте важная доминанта для нас — переустройство бизнес-процессов, направленных на создание полезного владельцам, заказчикам актива. Понятно, что мы должны наладить работу параллельно в двух областях: в реальном и цифровом мире.

Поэтому для повышения производительности и эффективности в атомном строительном комплексе, по моему мнению, следует сконцентрироваться на следующих направлениях:
‒ цифровизация производственных процессов;
‒ переход к BIM-технологиям;
‒ активизация коммуникации и организация взаимодействия между всеми заинтересованными сторонами.

Взаимоотношение и общение должны быть основаны на сотрудничестве: без этого решить проблемы, в том числе повышения производительности, практически нереально — это будет как улица с односторонним движением.

Цифровизация процессов неизбежно приведет к повышению компетенции и квалификации сотрудников: существенно изменится весь процесс сооружения объекта. Это потребует совершенно новых компетенций от тех, кто занимается строительством. Возможно, появятся новые специализации в части проектирования, логистической обработки информации, диджитализация потоков данных. Несомненно, перемены должны коснуться и работы HR: как найма работников, так и их ротации между объектами. Компетенции поменяются в очень широком смысле, как по набору, так и по содержанию.

Кроме того, в борьбе за производительность сектор станет по-новому подходить к материалам, из которых состоит физический объект. Появятся новые материалы, новые технологии строительства. Будут широко применяться цифровые, аддитивные технологии, важными станут такие факторы, как скорость передачи технической информации, исключение несоответствий между цифровым и реальным объектами, применение материалов с прогнозируемыми или заданными свойствами.


Валерий ТЕЛИЧЕНКО,
президент НИУ «Московский государсвтенный строительный университет»:
— Не секрет, что производительность труда в России находится на очень низком уровне, она практически не растет в последние десятилетия. Это влияет на сроки, стоимость, качество работ, и не в лучшую сторону. Поэтому повышение производительности труда — это приоритет для России.

При этом я думаю, что производительность труда зависит не столько от человека, сколько от организации труда. Человек может быть хорошим специалистом, но если его труд не организован, то он будет 50 % своего рабочего времени тратить впустую. Поэтому одна из основ повышения производительности — правильная организация труда. Процессы, которые идут на строительной площадке, должны быть максимально скомпактизированы: идти не один за другим, а параллельно. Тогда стройка, на которую закладывали 10 лет, завершится на несколько лет раньше.

В Росатоме, я считаю, ведется работа как раз в этом направлении — для улучшения организации производства. Госкорпорация ставит конкретные задачи: всячески стараться сократить сроки проектирования, строительства. Они бьются за каждый месяц, каждую неделю. И это вынуждает людей, занятых в отрасли — инженеров, руководителей, — все время думать об этом. У меня нет конкретных цифр, но я думаю, что в системе Росатома производительность труда намного выше, чем в строительной отрасли по стране в целом.

Кроме того, важно использование современных информационных технологий. К примеру, сегодня многие говорят о BIM-технологии. Думаю, это как раз и есть тот рычаг, с помощью которого можно улучшить организацию управления и повысить производительность в строительной отрасли.


Олег ДУБНОВ,
вице-президент, исполнительный директор кластера энергоэффективных технологий фонда «Сколково»:
— Потенциал для роста производительности в стране достаточно большой. Прежде всего стоит сказать о более эффективном использовании машин и механизмов, рабочей силы, более точном определении графиков строительства, более гибком управлении логистикой и запасами. Этому сейчас в России уделяется пристальное внимание, в том числе в Росатоме, и это быстро даст эффект.

Еще один фактор роста производительности — бурное развитие технологий. Строительный комплекс России имеет низкую базу по сравнению с мировым уровнем: к сожалению, прогрессивные технологии, которые весь мир давно применяет, у нас только начинают внедрять. Сейчас они развиваются более высокими темпами, чем еще несколько лет назад, речь идет уже о геометрической прогрессии каждый год.

Это касается цифровизации бизнеса, новых материалов, механизмов и тому подобного. Как потребители мы это чувствуем. Соответственно, это безусловно положительно скажется и на производительности труда, и на себестоимости продукции.

Одно из преимуществ Росатома — то, что госкорпорация использует не только российские, но и импортные технологии. Она очень внимательно следит за трансфером технологий. Если все страны базируются в основном на собственных разработках, то Росатом, как транснациональная компания, находится в более выигрышном положении: он смотрит широко и может получить дополнительный эффект, анализируя и внедряя наиболее перспективные мировые технологии.



Вадим КУЛИКОВ,
первый заместитель гендиректора, главный инженер Агентства по технологическому развитию (АТР):
— Для повышения производительности труда в строительной атомной отрасли необходимо внедрять прогрессивные с точки зрения стоимости, качества и сроков реализации технологии.

Такие технологии есть в достаточном количестве, они даже применяются в России, хотя, может быть, и не очень активно в некоторых сферах. Для ускорения их проникновения в отрасль мы совместно с ОЦКС ГК «Росатом» и фондом «Сколково» создали Центр технического превосходства в сфере индустриального строительства, который стал «зеленым коридором» для внедрения новых технологий.

Но есть и проблемы, которые нам: Агентству, Росатому с участием Ростехнадзора — необходимо решать. Одна из них — страхование. В России не развиты страховые сервисы в целом, и в частности — по покрытию рисков при проектировании и строительстве, в том числе и промышленных объектов.

В большинстве ведущих экономик именно страхование является главным, зачастую обязательным инструментом, позволяющим быстрее внедрять новые технологические решения. У нас же по сути некому передать ответственность за риски при внедрении таких технологий и самое главное — финансовое покрытие таких рисков.

У страховых компаний в развитых странах есть также право осуществлять технологический комплайнс и требовать от пользователей наиболее эффективных технологий с точки зрения снижения риска аварийности или выхода инженерных систем и оборудования из строя. А у нас проектировщик, застройщик теряет бизнес только потому, что предприятия не обладают возможностью ни анализа, ни покрытия таких страховых рисков. Мы должны поменять эту практику.

Агентство, Росатом совместно с Ростехнадзором планируют выдвигать определенные требования — «технологические коридоры». Например, по теплосопротивлению ограждающей конструкции, несущей способности балок-перекрытий, по использованию неэкологичных, вредных материалов и тому подобные. Такие «коридоры», установленные Правительством РФ, а также соответствующие нормативные акты позволят нам не только быстрее внедрять новые технологии в индустриальном строительстве и современной инфраструктуре, но и выводить из эксплуатации неэкономичные и неэкологичные технологии.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА

Made on
Tilda