Новая система
для стройки


Текст: Анна МАРТЫНОВА

Росатому с его многомиллиардным портфелем заказов на сооружение АЭС крайне важно строить их вовремя, укладываясь в бюджет. Отраслевой центр капстроительства рассчитывает, что поможет управлять этими рисками новая система — Total Cost Management Nuclear Construction (TCM NC). Аналогов у компаний-конкурентов нет, уверяют представители Росатома.

Фото: Flickr/Fennovoima, Росатом
Система TCM NC должна быть внедрена до конца 2018 года. Для того чтобы она заработала, придется перестроить фактически всю внутреннюю систему планирования и контроля строительных проектов. Это само по себе непросто. Но самое сложное — внедрить новую корпоративную культуру, основанную на принципах стоимостного инжиниринга, уверены в ОЦКС. Как будет идти внедрение TCM NC, специалисты капстроя обсуждали на профильной конференции в июне.

«Нет у нас более важной задачи, чем сооружение новых атомных блоков. Сейчас в портфеле госкорпорации — около трех десятков блоков на разных стадиях сооружения в самых разных странах. Их нужно построить в оговоренные контрактами сроки и так, чтобы как минимум не получить убытков», — сказал первый заместитель генерального директора ГК «Росатом» по операционному управлению Александр Локшин, открывая мероприятие.

По его словам, Росатом хорошо справляется со строительством АЭС по давно отработанным реакторным технологиям с большим опытом сооружения и эксплуатации. Но новые заказы — это проект АЭС поколения III+. В России пока действует только один реактор такого типа (Нововоронежская АЭС). Так что при строительстве таких станций за рубежом рисков и неопределенностей будет больше.

В мировой атомной отрасли уже есть примеры того, как рост бюджетов строительства вкупе с задержкой строек приводит к крайне печальным последствиям. Westinghouse Electric, один из мировых лидеров в атомной энергетике и исторический конкурент Росатома, весной этого года начал процедуру банкротства. Проблемы у Westinghouse возникли в том числе из-за роста бюджетов по проектам двух АЭС в США: в Джорджии и Южной Каролине.

Сейчас компания разрабатывает план реструктуризации и новый пятилетний бизнес-план. Реструктуризацию проходит и еще один лидер рынка — Areva, которая потерпела значительные убытки в последние годы. Основными проблемами французской компании стали сдвиг сроков и рост бюджета проекта строительства третьего блока АЭС «Олкилуото» в Финляндии.

«Вопрос контроля сроков и издержек напрямую влияет на удешевление строительства, так как любые задержки ведут к увеличению стоимости строительства объектов», — отметила в беседе с «Атомным экспертом» руководитель группы исследований и прогнозирования Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Наталья Порохова.

Кроме того, в мире сейчас почти никто не верит, что атомные энергетики способны строить энергоблоки в срок и укладываться в бюджет, добавил Александр Уваров, руководитель независимого издания AtomInfo.ru. «Тому много доказательств по всему миру, например, в США и Китае.

Корейская KEPCO шла в срок по проекту АЭС „Барака", но и она перед загрузкой топлива внезапно заявила, что сдвинет срок пуска на год. У Росатома тоже есть негативные примеры, взять ту же Нововоронежскую АЭС, „Бушер" и „Куданкулам"», — сказал эксперт.
Справка
Система будет базироваться на международном стандарте комплексного управления стоимостью (ТСМ), который был разработан Международной ассоциацией развития стоимостного инжиниринга, ААСЕ International. В рамках внедрения TCM NC Росатом собирается изменить внутренние процессы планирования, реализации и контроля проектов строительства АЭС.

Фактически это перестройка системы управления всей атомной отраслью в части строительства АЭС, сказал «Атомному эксперту» Г. Сахаров. Изменения затронут три основных блока: методологию, IT и кадры.
Главная кнопка
Поэтому Росатом намерен внедрить на предприятиях, участвующих в сооружении АЭС, специальную систему, основная задача которой — обеспечить жесткий контроль хода строительства и затрат. Она носит название «Система комплексного управления сроками и стоимостью сооружения объектов использования атомной энергии», или Total Cost Management Nuclear Construction (TCM NC).

«Система TCM NC — это единая методология, единый инструментарий, который позволяет своевременно принимать решения на всех уровнях управления. Понимать, какова стоимость проекта в данный момент, делать объективные прогнозы, устанавливать правильные цели, формировать бюджеты и отслеживать, то есть контролировать их исполнение.
Потому что принцип TCM NC — это полное покрытие всех процессов управления: от применения общеотраслевых стандартов до конкретных инструкций, которым будут следовать строители на площадке», — сказал директор по капитальным вложениям Росатома и директор программы ТСМ NC Геннадий Сахаров. «Если говорить простыми словами, руководство госкопорации поставило нам задачу: нужна "кнопка", которая позволит в любой момент узнать стоимость любого проекта, а также увидеть риск превышения стоимости», — отметил он.

Еще одна задача TCM NC — инвестиционная оценка потенциальных проектов. «Мы сможем правильно определять стоимость проекта в момент принятия инвестиционного решения с учетом неопределенности, рисков, стоимости наших проектов на рынках», — пояснил Г. Сахаров «Атомному эксперту». По его словам, аналогов в атомной отрасли сегодня нет: система будет уникальной по мировым меркам. Что-то похожее есть в других отраслях, занятых сооружением сложных объектов, но в атомной энергетике — пока нет, добавил он.

Сроки проекта сжатые: программа TCM NC должна быть внедрена в госкорпорации к концу 2018 года. Стратегический совет ГК «Росатом» одобрил реализацию этого проекта в январе 2017 года. К маю были выпущены распоряжение о запуске программы, ее Устав, утверждены директора и руководители проектов, а также сформированы команды пяти проектов программы и ее проектного офиса. Также были определены три пилотных объекта, на которых программа будет внедряться в полной мере в первую очередь. Это АЭС «Аккую», АЭС «Ханхикиви-1» и Курская АЭС-2.

В июне состоялась стратегическая сессия по программе внедрения в отрасли TCM NC, где Росатом собрал около 150 специалистов с разных предприятий, которые будут в составе проектных команд непосредственно заниматься этой задачей.
Портфель заказов Росатома на строительство АЭС:

Пять проектов
Руководство программы выделяет пять крупных проектов, которые уже запущены и осуществляются параллельно различными подразделениями Росатома. Это методологическое обеспечение TCM NC, оценка стоимости энергоблоков, запуск новой IT-системы, внедрение в ГК проектного учета затрат, а также организационные кадровые изменения, обучение и сертификация персонала.

Первый проект — это методология: в госкорпорации будет разработана и утверждена обновленная база регламентов и методических документов по комплексному управлению стоимостью и сроками. Эта база должна соответствовать лучшим мировым практикам и требованиям иностранных инвесторов.

Масштаб работы описал замдиректора по стоимостному инжинирингу ОЦКС и руководитель программы TCM NC Алексей Жихарев: для внедрения новой системы в Росатоме должны быть разработаны и утверждены более 100 новых методологических документов на всех уровнях — от политик до инструкций и шаблонов. Одновременно часть старых документов прекратит свое действие.

В числе прочих будут введены отраслевая модель расчета неопределенности и зрелости проекта для АЭС и отраслевая методика критических целей. Будет внедрен корпоративный отраслевой лимит по диапазонам точности для классов оценки. «А также — во всем мире привыкли к этому, для нас это пока что-то новое — типовые справочники элементов и компонентов, к которым будут привязаны затраты. Они позволят проводить бенчмаркинг с соответствующими зарубежными базами данных», — сказал А. Жихарев на Стратегической сессии.

Кроме того, в рамках ТСМ будут применяться новые комплексы оценки стоимости, так называемые сметные программы, в которых, помимо самих расчетов, будет возможность «привязываться» к информационной модели АЭС, выбирая из 3D объемы работ и формируя ведомости и расчеты, сказал А. Жихарев.
Это не будет работа с нуля, подчеркивают представители ГК: в том или ином виде многие нормативные документы уже используются в Росатоме. Их предстоит обновить и сделать частью TCM. Принципиально новой будет Методика освоенного объема, которая показывает объем использованных средств, отклонения от графика, планируемую прибыль и ряд других параметров.

Сейчас на стадии ТЭО (класс оценки 4) прогноз стоимости проекта может отличаться до 30 % от конечной. На так называемой стадии П (стадия «Проект», класс оценки 3) — на 10–20 %. С учетом многомиллиардных бюджетов проектов строительства АЭС такая «вилка» может привести к значительным убыткам. Поэтому методология TCM подразумевает, что на каждом этапе стройки энергоблока изменять стоимость можно будет только по специальным процедурам — чтобы каждый шаг был продуман и согласован всеми участниками, подчеркнул А. Жихарев.

В рамках второго проекта разрабатывается система оценки стоимости проектов. Информацию о том, какие энергоблоки будут оценены, Росатом не раскрывает. На пилотных проектах TCM будет внедрена полностью, добавил А. Жихарев, то есть будет не только проведена оценка стоимости этих блоков, но и введен полномасштабный контроль проекта.

Третий проект затрагивает IT: разработку и внедрение информационной системы комплексного управления стоимостью и сроками. Для выбора наилучших решений отраслевые эксперты провели анализ десятков информационных систем, применяющихся в проектах сооружения крупных объектов промышленного строительства в России и за рубежом. В настоящее время идет процедура закупки, поэтому имя разработчика новой информационной системы станет известно позже.

А. Жихарев пояснил, что отдельные информационные контуры будут созданы в самой госкорпорации и на площадках пилотных проектов. «Все это будет связано с системой MultiD, которая станет основным источником данных для TCM», — сказал он. Дублирования функций у систем не будет, эксперт в этом уверен.

В рамках четвертого проекта будет сформирован и внедрен единый подход к учету проектных затрат в Росатоме.
Метод освоенного объема
Это система методик, объединенных под общим названием, использующихся для измерения и контроля эффективности реализации проектов.

Метод основан на использовании ряда числовых показателей, рассчитываемых по ходу проекта. Информационное обеспечение метода опирается на данные бухгалтерского и управленческого учета, а также на последующее калькулирование себестоимости проекта, разложенного в рамках финансового планирования по видам затрат на единой временной шкале.

В рамках контроля исполнения отслеживается исполнение соответствующих этапов. Используется в методологиях финансового управления проектами (отдельными) и в рамках контроллинга крупных проектно-ориентированных организаций.

Постоянное отслеживание освоенного объема и других показателей позволяет прогнозировать как успешность завершения проекта, так и риски выхода из намеченных сроков и бюджета.
Новое мышление
Самые сложные задачи лежат в области пятого проекта в рамках внедрения TCM NC. Он касается персонала: система не будет работать без людей, которые умеют с ней обращаться.

«Люди и изменение корпоративной культуры — это самое сложное, что нас ждет», — считает Г. Сахаров. Придется менять организационную структуру, разрабатывать новые профессиональные стандарты. «Потому что, например, сегодня нет такой специальности — „инженер по стоимостному инжинирингу"», — пояснил Г. Сахаров «Атомному эксперту».

Будет проводиться масштабная обучающая программа: только в 2017 году обучение и сертификацию должны пройти около 1000 человек. Их будут учить терминологии и методикам — начиная с уровня ОЦКС Росатома и проектных команд, внедряющих TCM, и заканчивая специалистами пилотных площадок АЭС. Затем обучение распространится на предприятия отрасли.

На всех этапах Росатом будет привлекать иностранных экспертов, которые смогут передавать российским коллегам свой опыт. Большое внимание традиционно уделяется институту наставничества. «Планируем, что наши специалисты обучатся через систему стажировок и совместную работу с международными экспертами и затем станут передавать знания другим», — пояснил «Атомному эксперту» А. Жихарев.

Говоря об изменении оргструктуры и обучении, он отметил, что в госкорпорации на уровне контроля портфеля проектов предлагается создать две новые структуры: Центр компетенций и Центр сертификации. На уровне управления проектами предполагается создать подразделения по стоимостному инжинирингу. Аналогичные подразделения будут созданы и на уровне непосредственной реализации проектов.
Чтобы остаться в живых
Базовый этап внедрения TCM в Росатоме продлится до конца будущего года. «Мы обозначили себе срок в два года, но надо понимать, что это только один из этапов: создать систему и отработать ее на трех пилотах. Система будет развиваться все время, будет меняться и совершенствоваться», — сказал Г. Сахаров.

Например, она будет адаптироваться под каждую из стран, где Росатом будет строить АЭС, так как в каждом государстве свои законодательство, географические, погодные и прочие условия. Стоимость внедрения TCM NC Росатом не раскрывает. Представители ГК отмечают, что эти затраты быстро окупятся — в частности, за счет оценки энергоблоков (вне TCM NC оценка стоимости строительства одного блока сама по себе стоит миллионы рублей).

Впоследствии TCM можно будет использовать и в других сферах деятельности Росатома. Например, при оценке проектов исследовательских реакторов, для принятия инвестиционных решений. Пока система затрагивает только строительство, но ее потенциал таков, что она может быть распространена и на весь жизненный цикл АЭС. В случае успешного внедрения системы Росатом собирается продемонстрировать ее МАГАТЭ, сказал Г. Сахаров.

То, что собирается сделать Росатом, показывает крайне высокую зрелость проектного управления в госкорпорации, заявил замдиректора Департамента проектной деятельности аппарата Правительства РФ Андрей Бадин.

«В самом Росатоме говорят, что рынок новых проектов сокращается, и тот объем заказов, который есть в мире сейчас, можно сказать, пиковый. Через 10 лет иметь такие же портфели у компаний не получится, за каждый новый проект будет разворачиваться конкуренция — причем не только среди самих атомщиков, но и с другими видами генерации, в первую очередь ВИЭ, что происходит уже сейчас», — сказал «Атомному эксперту» директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. В этой связи «в живых» останется тот, кто сможет соблюдать сроки и бюджеты проектов, уверен эксперт.

Росатому принципиально важно показать, что компания может построить энергоблок поколения III+ за оговоренное время и уложиться в смету, добавил А. Уваров из AtomInfo.ru. «Это нужно для восстановления доверия (к атомной отрасли в мире. — Прим.ред.), потому что, если его нет, возникают большие проблемы с привлечением финансирования. Так что первый, кто построит блок III+ в срок, сорвет большой куш», — уверен эксперт.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ НОМЕРА