Континент
повышенного спроса

ТЕМА НОМЕРА / #7_2019
Автор: Юлия ГИЛЕВА / Фото: Envato.com, Cybernetix.fr, Dailytitan.com, Irid.or.jp, Ncnr.org.uk Росатом, Flickr.com

Африка уже стала для Росатома огромным новым рынком, в первую очередь благодаря контракту на строительство АЭС в Египте. Но перспективы еще масштабнее. Регион остро нуждается в чистой электроэнергии, технологиях для медицины и сельского хозяйства, образовательных и исследовательских программах. Сотрудничество российских компаний с африканскими странами обсуждалось на саммите Россия — Африка в конце октября в Сочи.

Ядерные технологии пришли в Африку еще в середине прошлого века, но широкого распространения не получили — локальные проекты были реализованы в относительно стабильных государствах, преимущественно в северной части континента, силами внешних вендоров.

Так, с 1958 года с помощью специалистов и технологий из СССР, США, Аргентины и Китая здесь было возведено 11 исследовательских реакторов, однако сегодня, по данным МАГАТЭ, работают только восемь. Единственная атомная станция, построенная по французскому проекту, была запущена в середине 1980-х. При этом регион имеет большое значение для ядерного рынка как поставщик урана — здесь сосредоточена пятая часть его мировых запасов. В основном поставки урана сегодня обеспечивают Намибия, Нигер и ЮАР. Есть перспективные проекты в Танзании и ряде других стран.
Экс-глава МАГАТЭ Юкия Амано в национальном Центре ядерных исследований г. Иншаса (Египет) осматривает исследовательский реактор ETRR‑2. 3 февраля 2019 г.
Как все начиналось
Первый исследовательский реактор на континенте был построен в республике Конго по технологии американской компании General Atomics. Это был проект TRIGA (аббревиатура от training, research, isotopes, General Atomics) — реактор бассейнового типа, свежая разработка команды специалистов под руководством физика Эдварда Теллера. Прототип TRIGA запустили в 1958 году в штаб-квартире General Atomics в Сан-Диего. А уже через год ввели в строй установку в Университете Киншасы. Ее использовали для научных и медицинских целей. Спустя 13 лет бельгийский центр ядерных исследований SCK/CEN помог Конго построить региональный центр ядерных исследований, включая еще один реактор того же типа. Сегодня оба остановлены.

Примерно тогда же стартовали работы по созданию ядерной исследовательской инфраструктуры в Египте. Первым реактором в этой стране стал ETRR‑1 (experimental training research reactor), созданный усилиями советских атомщиков на площадке Центра ядерных исследований в Иншасе, недалеко от Каира. Сегодня он также остановлен. Ему на смену пришел реактор ETRR‑2, построенный уже с помощью аргентинской компании INVAP. Он многоцелевой: может использоваться как для наработки радиоизотопов, так и для экспериментов.

ЮАР из всех африканских стран накопила, пожалуй, наиболее значительный опыт в атомной сфере. Здесь в 1957 году при поддержке США был введен в строй исследовательский реактор Safari‑1 (его прототип — ORR в Окридже). Сегодня установка работает в основном для получения 99Мо, широко применяемого в ядерной медицине. Срок действия лицензии истекает в 2020 году.

Кроме того, в ЮАР работает единственная на континенте атомная станция — АЭС «Коберг». Два блока мощностью 970 МВт каждый с реакторами разработки французской Framatome (Areva) были последовательно введены в строй в 1984—1985 годах.

Обширная ядерная программа в свое время была у Ливии. В 1973 году власти страны основали комиссию по атомной энергии. Затем началось создание Центра ядерных исследований «Таджура» (TNRC; переименован в Исследовательский центр по возобновляемым источникам энергии и опреснению воды — REWDRC). Центр TNRC был построен в рамках соглашения с СССР. В его состав входили исследовательский реактор ИРТ‑1 и ряд лабораторий. Судя по сообщениям СМИ, в 1980-х годах прошлого века власти Ливии обсуждали с СССР и перспективы строительства АЭС с реакторами ВВЭР‑440. Были проведены изыскания по выбору площадки для АЭС, однако к окончательному соглашению стороны не пришли.

Алжир в конце 1980-х годов построил два исследовательских реактора с помощью Аргентины и Китая. Попутно в стране шла разведка урана. Звучали и осторожные заявления о сооружении АЭС. Но в 1990-х годах, на фоне гражданской войны, освоение мирного атома пришлось отложить.

Китайская национальная ядерная корпорация CNNC в 1990-х годах помогла Гане и Нигерии создать миниатюрные исследовательские установки на основе своего проекта малого нейтронного реактора MNSR. Первоначально они работали на высокообогащенном топливе, однако несколько лет назад в рамках программы конверсии были переведены на низкообогащенный уран.

В Марокко в 1986 году был создан Национальный научно-технический центр по ядерной энергии (CNESTEN). Здесь работает реактор TRIGA MARK II все той же американской компании General Atomics — это модификация проекта, реализованного ранее в Конго. Власти Марокко уже в XXI веке заявляли о желании построить атомную станцию и даже назвали потенциальную площадку. Подобные планы вынашивают и многие другие страны Африки. Ядерными технологиями сегодня интересуются не менее половины из 54 государств континента.
База для рывка
Экономическое развитие Африки ускоряется от года к году. Совокупный ВВП государств континента, по прогнозам экспертов, к 2050 году может достичь $ 29 трлн. Это больше, чем текущий показатель США (более $ 20 трлн по итогам 2018 года). Население Африки — более 1,2 млрд человек, причем половина до сих пор не имеет доступа к электроэнергии. К 2050 году, как ожидается, оно вырастет до 2 млрд человек.

В Африке сосредоточено много сырьевых и аграрных ресурсов. Динамично развивается сфера образования. Растет доля среднего класса. Относительно высока доступность финансовых и телекоммуникационных услуг. Развитие континента поддерживают международные финансовые институты. Эксперты насчитывают порядка 60 различных глобальных инициатив, связанных с инвестициями в страны Африки, только по ­направлению электроэнергетики.
Комментарий эксперта

Евгений Пакерманов
президент АО «Русатом Оверсиз»
— Один из продуктов РАОС — Центры ядерной науки и технологий. Сейчас у нас два основных заказчика: Боливия и Замбия.

С партнерами из Замбии у нас сложились прекрасные отношения. Мы активно и продуктивно работаем. Один из ключевых вызовов для проекта сооружения центра — вопрос финансирования. Замбийское правительство начало финансировать первоочередные работы. Мы провели изыскания на площадке, подготовили исследование ядерной инфраструктуры страны и сформулировали рекомендации по ее дальнейшему развитию. По площадке отчёт закончили и официально передали замбийцам. Мы уверены, что площадка подходящая. Параллельно вместе с партнерами ищем решения, которые позволили бы профинансировать весь проект.

Существуют разные модели. Один из вариантов — разделение проекта на этапы. Мы понимаем, какие направления являются первоочередными, — их можно выделить в отдельный этап, сохранив динамику и график проекта и снизив при этом нагрузку на бюджет. Поиск источников финансирования — наша совместная работа. Мы все время в контакте с коллегами из Замбии — там над этим проектом работает очень грамотная, активная команда специалистов.

Переговоры по проектам ЦЯНТ ведутся с большим количеством стран. В активной фазе переговоры с Сербией, возобновились переговоры с Вьетнамом. Целый ряд африканских стран интересуются проектом.

На саммите «Россия — Африка» было подписано межправительственное соглашение между Россией и Руандой о совместном сооружении Центра ядерной науки и технологий на территории республики. Реализация данного проекта позволит решать значимые для страны задачи в области медицины, сельского хозяйства, промышленности, геологии, будет способствовать развитию кадрового потенциала и проведению исследований в области цифровых технологий. Очень важно, что все больше партнеров, в том числе и из стран Африки, отдают предпочтение российским ядерным технологиям. Подписанные на саммите соглашения — яркое тому подтверждение.

Начало переговоров, выстраивание отношений — это всегда многоступенчатый процесс. Есть много международных площадок, на которых происходит первичная коммуникация. Из нее постепенно вырастают определенные договоренности: например, о том, чтобы провести семинар или привезти специалистов из страны-партнера на наши объекты в России или к нашим заказчикам в другие страны — показать то, что мы делаем. Кроме того, поддерживается постоянная коммуникация на политическом уровне. Такие последовательные шаги приводят к формированию межправительственных соглашений, а затем уже и контрактных отношений.

Сегодня мы активно работаем над оптимизированными типовыми решениями по отдельным составляющим ЦЯНТ. Это позволит в итоге тиражировать наработки и применять их на других проектах. Упомянутые решения охватывают максимальный набор потенциальных применений с минимальной стоимостью сооружения и владения, короткими сроками ввода в эксплуатацию. По сути это — мини-ЦЯНТ. В составе такого центра предполагаются самые востребованные элементы: абсолютно безопасный исследовательский реактор малой мощности, лаборатория радиоизотопов, лаборатории нейтронно-активационного анализа и нейтронной радиографии. В мини-ЦЯНТ можно реализовать широкий спектр образовательных программ. Такой объект может быть сооружен как автономный или вписанный в состав существующего университета, наукограда, площадки опережающего развития.

Также важно отметить, что в ЦЯНТ есть коммерческая часть и есть некоммерческая — научная. Конечно, научная часть должна финансироваться в основном за счет бюджета государства, потому что она не приносит доходов. Невозможно окупить стоимость серьезного исследовательского аппарата доходами от работы лабораторий. Но с другой стороны, ряд подразделений ЦЯНТ имеют коммерческое применение. Например, многофункциональный центр обработки: там можно обрабатывать продукты для сельского хозяйства, и это принесет вполне понятные выгоды, которые легко закладываются в финансово-экономическую модель. Соответственно, такой центр может быть профинансирован за счет привлечения коммерческих кредитов или частных инвесторов из числа потребителей услуг центра.

Циклотронный комплекс — это производство медицинских изотопов. Следовательно, необходимо найти клиники, которые в них заинтересованы, и сформировать пул инвесторов, которые будут пользоваться услугами этого комплекса. Так можно скорректировать нагрузку на бюджет и обеспечить финансирование.
Ближайшие планы Росатома
«На наш взгляд, именно на Африканском континенте потребность в атомных технологиях наиболее остра», — уверен глава Росатома Алексей Лихачев. Самый крупный текущий проект госкорпорации в регионе — строительство АЭС в Египте (четыре блока с реакторами ВВЭР‑1200 на площадке Эль-Дабаа). Заключенные контракты предполагают не только сооружение станции, но и подготовку специалистов, эксплуатацию, поставку ядерного топлива на весь срок службы блоков, сервисное обслуживание. Кстати, это крупнейшая экспортная сделка Росатома. Весной текущего года была официально одобрена площадка будущей АЭС. Сейчас идет процесс лицензирования.

Египет — крупнейшее по численности населения государство Африки. Пока местная энергетика целиком зависит от нефти и газа. «Мы видим постоянный рост спроса на ядерную энергетику, потому что у нас индустриализация, урбанизация, население растет, и правительство стремится повышать качество жизни египетского народа. Все это важные факторы развития нашей атомной программы», — подчеркнул председатель совета директоров управления атомных электростанций Египта Амгед Эль-Вакиль.

Замбия — еще один партнер Росатома. Больше года назад корпорация подписала соглашение о строительстве в этой стране Центра ядерной науки и технологий (ЦЯНТ). В него войдут исследовательский реактор, лаборатории и циклотронный комплекс. Центр планируется использовать, в частности, для производства медицинских изотопов, облучения сельскохозяйственных культур и борьбы с малярией. Уже проведены исследования ядерной инфраструктуры и потенциальной площадки будущего центра. Ведется разработка конфигурации проекта, в том числе схемы финансирования.

С помощью технологий мирного атома Замбия планирует диверсифицировать свою экономику, отметил глава агентства страны по атомной энергии Роланд Мсиска. Пока в ее основе — добыча полезных ископаемых. Замбия стремится наращивать долю сельского хозяйства, в том числе для целей экспорта, но на эффективность агробизнеса негативно влияют засухи. Ядерные технологии помогут повысить продуктивность, уверен руководитель агентства. «Есть и другие аспекты ядерных технологий, которые мы изучаем с большим интересом. Это современные технологии, такие как искусственный интеллект, роботизация, Интернет вещей. Все это наше будущее, именно туда мы должны двигаться. Эти технологии для нас очень важны, особенно в сфере добычи полезных ископаемых», — сказал он.

Центр ядерной науки заказала у Росатома и Руанда — соответствующее соглашение было подписано в рамках саммита в Сочи. Эта небольшая страна в центре континента с населением всего 12 млн человек последние 20 лет переживает настоящий экономический бум. ВВП ежегодно растет не менее чем на 8%. «У нас есть мечта: мы хотим стать высокоразвитой страной к 2035 году, страной с высоким уровнем жизни — к 2050 году. Ядерные технологии должны стать главным движущим фактором для достижения целей, стоящих перед нашей страной», — сказал министр инфраструктуры Руанды Клавер Гатете.

Центр позволит стране проводить исследования в области радиобиологии, наладить производство радиоизотопов для широкого применения в диагностике и лечении онкологических заболеваний. Использование на базе центра технологии облучения пищевых и сельскохозяйственных продуктов для их обработки и борьбы с вредителями позволит увеличить сроки хранения продуктов и создаст условия для роста экспорта сельскохозяйственной продукции Руанды и развития животноводства страны.
Ученые аналитической лаборатории в Университете Ньяла (Сьерра-Леоне) с помощью оборудования, предоставленного МАГАТЭ, измеряют содержание питательных микроэлементов в рисе и маниоке. Радиометрические инструменты используют также для обнаружения, мониторинга и отслеживания загрязняющих веществ в пищевых продуктах
От науки к энергетике
Однако для большинства стран-новичков ядерные научные центры — только первый шаг на пути к созданию собственной атомной энергетики. Об этом твердо заявили на саммите, в частности, представители Руанды и Замбии.

В Руанде, допустим, несмотря на бурный экономический рост, только половина населения имеет доступ к электроэнергии. Стратегическая задача — обеспечить 100%, а в перспективе — наладить экспорт энергии в Танзанию, Бурунди и Конго.

Для Замбии надежность поставок энергоресурсов не менее важна. В этом году из-за длительной засухи снизился уровень воды на плотине ГЭС «Кариба» (река Замбези). Эта электростанция обеспечивает значительный объем спроса в Зимбабве и Замбии, и, пока выработка электроэнергии на ней невелика, им приходится импортировать электроэнергию из также энергодефицитной ЮАР.
Комментарий эксперта

Анна Шарова
кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Центра глобальных и стратегических исследований Института Африки РАН
— Сегодня более 600 млн человек, или 48% всего населения Африки, не имеют доступа к электроэнергии; этот континент — наименее электрифицированный регион в мире. В то время как около половины населения не имеет электричества вообще, оставшаяся часть, получающая его, страдает от ненадежности энергоснабжения и его низкого качества.

Приведенные данные максимально наглядно свидетельствуют об огромном потенциале африканского электроэнергетического рынка для развития международного сотрудничества в целом и российско-африканского — в частности. Перспективны все без исключения страны Африки, однако особо хотелось бы отметить рынки Египта, Эфиопии, Нигерии, Кении, ЮАР, Анголы, Судана.

Понимая всю глубину проблемы, мировое сообщество запустило не менее 60 международных инициатив, направленных на развитие электроэнергетики в Африке. Участники этих инициатив — как международные организации (Всемирный банк, Африканский банк развития), так и отдельные страны и их группы (США, Китай, ЕС). Вместе с финансами на африканские рынки приходят и компании из соответствующих стран. К сожалению, Россия пока остается в стороне от этого процесса.

Наиболее крупный и заметный проект в сфере электроэнергетики — строительство атомной электростанции в Египте, который реализует ГК «Росатом». Африканские страны проявляют интерес к нашим ядерным разработкам, так как Россия обладает передовыми технологиями, отвечающими самым высоким требованиям безопасности, предлагает готовые комплексные решения и гибкие схемы финансирования, способствует обмену техническими знаниями и обучению местных специалистов. Немаловажный фактор — память африканцев о помощи Советского Союза, однако он постепенно теряет значимость из-за смены поколений африканских политических элит, воспитанных уже странами Запада и Китаем. Россия также заинтересована в реализации проектов в Африке, в частности, в области электроэнергетики, в связи с задачами наращивания несырьевого экспорта, диверсификации партнеров по экономическому сотрудничеству, укрепления позиций на международной политической и экономической арене.

Не с атомом единым Россия может выходить на электроэнергетические рынки Африки. В 2007 году «Технопромэкпорт» завершил строительство ГЭС «Капанда» на реке Кванза в Анголе, в 2013 году осуществил ее ремонт; в 2014 году компания «Авелар», входящая в группу «Ренова», профинансировала и построила солнечную установку в ЮАР; в 2016 году компанией «Лисма» было создано СП по производству светильников для уличного освещения в Бурунди и др. На черном континенте велик спрос на тепловую и гидроэнергетику, технологии возобновляемой энергетики, распределенную генерацию, интеллектуальные сети, развитие и совершенствование электросетевого хозяйства. Задача обеспечения всеобщего доступа к электроэнергии грандиозна и амбициозна. Места на Африканском континенте ­хватит всем.
В целом Международное энергетическое агентство насчитало не менее 10 африканских стран, которые твердо намерены в ближайшей перспективе построить АЭС для покрытия дефицита электроэнергии. К 2025 году атомные мощности должны появиться еще в пяти государствах континента, полагают эксперты.

Один из примеров — Эфиопия. Страна с населением в 110 млн человек занимает второе место в Центральной Африке по установленной мощности электростанций. Тут также доминируют ГЭС, но активно развиваются солнечная и ветроэнергетика. Власти Эфиопии убеждены, что энергобаланс нужно дополнить атомной генерацией. И рассчитывают с помощью России в течение ближайших 10 лет построить собственную АЭС малой мощности. «Мы рассматриваем два направления сотрудничества. Первое — исследовательский реактор, изотопы, обучение наших инженеров, специалистов. Второе — строительство двух блоков атомной электростанции», — сказал министр инноваций и технологий Эфиопии Гетахун Мекурия Кума. В рамках саммита Россия и Эфиопия подписали межправительственное соглашение о сотрудничестве в сфере мирного атома. Этот рамочный документ позволит странам перейти к более предметным переговорам.

Нигерия, лидер континента по размеру экономики и крупнейший африканский экспортер углеводородов, также обсуждает с российскими атомщиками научные и энергетические проекты. «Дорожную карту» о сотрудничестве стороны подписали два года назад. Кроме того, о планах строительства АЭС заявляли Гана, Кения, Судан…

А что же ЮАР, где работает единственная африканская АЭС? Еще несколько лет назад местные власти анонсировали весьма амбициозную программу развития атомной энергетики, предполагавшую сооружение до 20 ГВт новых АЭС. Однако пока эти планы приостановлены.

Один из серьезных конкурентов Росатома на рынке Африки — Китай, у которого, во‑первых, уже есть успешный опыт реализации проектов в сфере ядерных технологий в Алжире, Гане и Нигерии, а во‑вторых, вообще сильные позиции на континенте. Достаточно того, что Китай — безоговорочный лидер по объему инвестиций в страны Африки. Впрочем, если заявленные планы африканских стран будут реализованы, работы хватит всем вендорам.
Африка: цифры и факты
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ #7_2019